Accessibility links

Сегодня в Сухуме судья Верховного суда Ада Касландзия рассматривала уголовное дело по обвинению старшего лейтенанта милиции Вадима Нозадзе в злоупотреблении должностными полномочиями, получении взятки и незаконном хранении боеприпасов. Сегодня были заслушаны показания двоих свидетелей, оба проходят по делу в качестве понятых, но никто из них Нозадзе не знает и ничего сказать об его участии в деле не смог.

Вадим Нозадзе был заключен под стражу 27 декабря 2014 года. Возбужденное против него уголовное дело связано с другим, в котором группу сотрудников Пицундского отдела милиции обвиняют в вымогательстве и получении взятки.

Первой слушали Людмилу Диденко, жительницу г. Гагра, которая вместе со своей знакомой оказалась в роли понятой. Она рассказывает:

«Мы были в городе Гагра, около Собеса стояли, к нам подошли двое сотрудников, они представились и сказали: «Вы не можете поучаствовать в следственном эксперименте?» Мы граждане сознательные, мы согласились. Сели с ними в машину и поехали в г. Пицунда. Тогда мы не знали, куда нас повезут. Мы приехали в город Пицунда, нас завели на мебельный склад. Когда мы зашли, три человека лежали на полу. Их подняли, у одного в кармане торчал полиэтиленовый пакет. Сотрудники спросили, есть ли у них что-либо запрещенное, они сказали: «Нет». Тогда сотрудник спросил, что в пакете и чье это? Они сказали, что не знают. Когда при нас достали этот пакет, там были денежные средства».

Двое из тех троих, кого видела Диденко, были сотрудники пицундской милиции – Леван Хеция и Мурад Аристава, а третий – предприниматель Андрей Ермолаев, директор мебельного цеха, которому, по версии следствия, сотрудники милиции подбросили пакет с марихуаной и потом требовали взятку, чтобы «замять дело». Людмила Диденко сообщила, что в пакете было 160 тысяч рублей. Она ничего не знала о том, откуда взялись деньги, кто и кому их передавал. Вадима Нозадзе никогда не видела и ничего не может сказать об его участии в деле.

Из шести свидетелей обвинения никто больше явиться в суд не захотел. Прокурор Кристина Ашуба сообщила, что их запугивают родственники обвиняемых.

Зато неожиданно для всех в суд явился свидетель, которого никто не вызывал, – Рауль Кацаба. Вчера ему позвонил неизвестный, не представился, но велел сегодня приехать в Сухум на суд и дать показания, он послушно исполнил этот наказ и появился в суде. Кацаба рассказал:

«Мы шли с работы с другом, Тимуром Ажиба. Сотрудники уголовного розыска подъехали, молодые пацаны, сказали: «Садитесь!» Мы сели в машину, приехали и зашли в дежурку. И там все лежало: граната и два телефона. И начали писать документы. У меня взяли паспорт и написали. Вот тут подпись поставь, говорят, и все. Он (сотрудник милиции) вообще не почитал, я подпись поставил и все».

Рауль Кацаба ничего не знает о том, откуда взялась в милицейской дежурке граната и кому она принадлежит. Именно из-за этой гранаты Вадима Нозадзе обвиняют в незаконном хранении боеприпасов. Однако Кацаба заявил, что никогда нигде Нозадзе не видел.

На вопрос прокурора о том, вызывали ли его для дачи показаний в ходе следствия, Кацаба ответил отрицательно. Судья предъявила ему протокол допроса, под которым стоит его подпись. Рауль Кацаба подтвердил, что подпись принадлежит ему. Этот свидетель очень заинтересовал адвокатов, но возникло подозрение, что он путается в показаниях из-за плохого знания русского языка. Судья сочла необходимым вызвать переводчика и провести опрос свидетеля на родном для него абхазском языке. Судебное заседание перенесено на 11 июля.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG