Accessibility links

На днях встретил в СМИ сообщение о том, что «в Абхазии хотят присвоить Республиканскому стадиону имя трехкратного олимпийского чемпиона Виктора Санеева. В связи с этим в интернете инициирован сбор подписей. Отмечается, что своими достижениями он прославил не только советский спорт, но и Абхазию, где начиналась его спортивная карьера. Трехкратный чемпион Олимпийских игр, сухумчанин Виктор Санеев также является серебряным призером Олимпиады-1980 в Москве, а также двукратным чемпионом Европы, восьмикратным чемпионом СССР. Трижды бил мировой рекорд в тройном прыжке...»

Виктор Санеев… При этом имени воспоминания обычно уносят меня в один из октябрьских дней 1968 года, когда сухумскую седьмую школу, где я тогда учился в десятом классе, облетела весть, что в далекой Мексике после фейерверка мировых рекордов золотую олимпийскую медаль завоевал наш сухумский 23-летний парень Виктор Санеев. Мало того, наша преподавательница физкультуры была женой его тренера Акопа Керселяна, и все мы, школяры, конечно, подходили и поздравляли ее. А в последующие 12 лет я, как и все отечественные болельщики, с нарастающим восхищением следил за спортивной карьерой этого атлета, который принимал участие в московской Олимпиаде-80 уже в ранге трехкратного олимпийского чемпиона. Причем завоевывал он олимпийское золото не скопом, как случается, скажем, в плавании, а на трех Играх подряд. Феноменальное достижение! И мог бы в Москве стать четырехкратным, но чуть-чуть не хватило…

На тех Олимпийских играх мне посчастливилось побывать зрителем в составе молодежной тургруппы из Абхазии. И интересно, что тогда сразу два воспитанника абхазского спорта завоевали «серебро» – Виктор Санеев и копьеметательница Саида Гумба. Кстати, последнее достижение никто из абхазов пока так и не превзошел. Прославленный борец-вольник последних лет, трехкратный чемпион мира Денис Царгуш на Играх в Лондоне завоевал только «бронзу».

И вот парадокс: трехкратный олимпийский чемпион, казалось бы, чего больше, но в публикациях последних лет в российской прессе не раз основной акцент делался на то, что в Москве, в «своих стенах», Санеева засудили. Автор «Новой газеты» Игорь Фейн в статье «Трехкратным будешь» в июле 2006 года настаивает на версии, что Санеев тогда в последней попытке (а он часто вырывал победы в последних попытках) улетел к 17 метрам 40 сантиметрам, опередив шедшего первым молодого эстонца Яака Уудмяэ. Виктора уже бросились поздравлять, но судьи ему засчитали заступ. Причем тогда не было современных технических средств, позволяющих практически безошибочно разбираться в спорных ситуациях на соревнованиях, определяли на глазок. Фейн убежден, что спортивные начальники заранее лишили Санеева «золота», из политических соображений решив, что оно должно достаться не просто представителю национальной республики, но и представителю коренной нации в ней. По-моему, типичное конспирологически-бредовое мышление, хотя я совершенно не спорю с тем, что в советские времена начальство не раз бесцеремонно вмешивалось в спортивные дела и судейство. Но где логика? Другой российский автор, будто прочтя мои мысли, так рассуждал об этой версии: среди судей, принимавших решение, были представители разных стран, а главное, разве для «кремлевских старцев» в пропагандистских целях не выгоднее было бы, чтобы кто-то из советских спортсменов стал четырехкратным олимпиоником?

Интересно, что сам Виктор Данилович, как я прочел в публикации Виктории Хесиной «Прыжок в 4000 км» в вышедшем на днях №26 «Аргументов и фактов», тоже переживая о той неудаче (для него), не говорит, что у него не было заступа. Но, пересматривая видеозаписи тех соревнований, он пришел к заключению, что заступ был у Яака.

Почему я так подробно остановился на этом эпизоде, о котором в последние годы многие стали вспоминать? Думаю, что он очень созвучен судьбе Санеева в целом. Независимо от того, справедливо или несправедливо ему 35 лет назад досталось лишь второе место. Великий спортсмен – и в то же время драматическая судьба. И ставшая, похоже, хронической обида на мир.

Виктор Санеев родился 3 октября 1945 года в Сухуме, куда его семья переехала из казачьей станицы, спасаясь от голода. Вскоре тяжело заболел отец, который так до своей смерти в 61-м и не вставал с постели. Жили очень бедно, Виктор, как он сам вспоминает, рос сорвиголовой. В гантиадской (ныне цандрипшской) школе-интернате пристрастился к спорту… Закончив спортивную карьеру, перебрался с семьей (а жена у него абхазка Татьяна Хварцкия, дочь председателя спорткомитета Абхазии в 70-80-е годы) в Тбилиси, где работал в аппарате спортобщества «Динамо». И вот наступили лихие 90-е. Как-то ему позвонил приятель и предложил поехать в Австралию преподавать физкультуру в колледже за 900 долларов в месяц. Такая сумма тогда ему виделась «царской». Взял жену, сына – и поехали…Но контракт в колледже закончился, и наступили тяжкие времена. Какое-то время развозил пиццу, дал даже в газету объявление о продаже своих олимпийских медалей, чуть не продал их за пять тысяч долларов, но вовремя одумался. Работал физруком и в Новой Зеландии, пока вновь не стал преподавать в престижном колледже в Сиднее. Но в Австралии тройной прыжок не в фаворе, и мало кому там есть дело до трехкратного олимпионика.

Что касается материального его положения, то действительно это жуткая несправедливость. Спортсмен его поколения с такими заслугами, скажем, в США обеспечил бы безбедную жизнь себе и семье до конца дней. Да и в нынешней России тоже. Но что делать? Эта несправедливость коснулась не только Санеева. Великие футболисты эпохи Яшина были нищими по сравнению с нынешними членами сборной России, которые им в подметки не годятся, но зарабатывают миллионы долларов.

Правда, в последние годы экономически семья Санеевых стала на ноги, есть дом, участок, на котором Виктор Данилович, окончивший когда-то институт субтропического хозяйства в Сухуме, с удовольствием возится, выращивает лимоны, грейпфруты…

О нем вспомнили лет десять назад в Грузии. Пригласили, осыпали наградами – орденами НОК, Чести, Вахтанга Горгасали I и II степеней.

Об этом я узнал из публикации в одном из тбилисских интернет-изданий, с которой и начал свой сегодняшний материал. А кончается та публикация таким абзацем: «Невозможно смириться с тем, что произошло, с аннексией маленькой страны большой атомной державой. Трудно поверить, что подобное могло произойти в XXI веке», – заявлял ранее в одном из интервью Виктор Санеев по поводу ситуации вокруг оккупированных территорий Грузии». Вот это да… И снова хочется воскликнуть: «Где же логика?» Начал автор публикации «Сухумскому стадиону хотят присвоить имя Виктора Санеева» со слов «В Абхазии хотят… » и, очевидно, ратует за эту идею. А своим заключительным абзацем он добивался того, чтобы в Абхазии еще больше захотели? Бред какой-то…

Вообще, меня изначально удивила информация об этой инициативе, не подтвержденная ни в одном из абхазских СМИ. Позвонил председателю Национального олимпийского комитета Абхазии Валерию Аршба, тот сказал, что слышит о ней впервые. Так, может, она родилась в Тбилиси, и там же инициирован сбор подписей?

Высказывание Санеева об «оккупированной Абхазии» кто-то, возможно, объяснит чувством благодарности за почести последних лет в Тбилиси. Но вот упомянутый Игорь Фейн в 2006-м писал, что теперь Виктор ни ногой Абхазию – «где в Сухуми его дом самочинно заняли новые хозяева – из тех, что сегодня требуют воссоединения с Россией». Требование воссоединения отнесем ко все тому же «складу мышления» господина Фейна. А дом…

Вчера я долго разговаривал со знакомой сухумчанкой, которая приходится близкой родственницей жены Санеева. На самом деле у них в Сухуме была однокомнатная квартира – в прибрежном доме, где располагались аэрокассы. (Слышал, что Санеева долго мурыжили, пока дали эту квартирку, а потому он не долго думал над предложением переехать в Тбилиси.) По ее словам, он и в довоенные времена отзывался об Абхазии «уничижительно». А как же жена-абхазка? Возможно, дело, в частности, в том, что мать ее была мегрелкой по фамилии Кизирия. Покойный брат ее во время войны оставался в Сухуме, работал в ГАИ, за что после услышал от абхазов много нелицеприятного и перебрался к семье Санеевых в Австралию. Так или иначе, но к «абхазским патриотам» эту семью изначально было трудно отнести. Что ж, каждый выбирает сам свои жизненные приоритеты и политические взгляды.

Санеев, повторюсь, великий спортсмен. Но назвать его именем стадион в столице Республики Абхазия было бы, суммируя все сказанное, странно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG