Accessibility links

В суде города Сухум рассматривается исковое заявление об определении места жительства малолетнего ребенка Джанба Баграта Викторовича, которому исполнилось восемь месяцев. Исковое заявление подано Гульгаз Мамедовой.

Суть проблемы заключается в том, что у Гульгаз и Виктора восемь месяцев тому назад родился общий ребенок. Когда ребенку было 4,5 месяца, Виктор Джанба забрал у Гульгаз ребенка, сказав ей, что берет ребенка на несколько дней и хочет показать своей матери. Гульгаз собрала вещи и отдала ребенка отцу. И больше она своего ребенка не видела. В настоящее время ребенок находится у матери Виктора Джанба. На все просьбы Гульгаз вернуть ребенка или позволить с ним видеться, она получала отказ. Исчерпав собственные возможности, Гульгаз обратилась за защитой в суд. Судья Орхан Чедия пытался склонить стороны к мировому соглашению. На прошлой неделе Виктор Джанба и Гульгаз Мамедова в присутствии судьи договорились о том, что четыре дня в неделю ребенок будет у матери, а три дня – у отца. Однако это соглашение сторона отца не выполнила.

Адвокат Виктора Джанба Игорь Скоренко зачитал возражение, в котором говорится:

«Исковое заявление не может быть рассмотрено по следующим основаниям: истица не является гражданином Республики Абхазия, у истицы отсутствует постоянное место жительства на территории Республики Абхазия, у истицы отсутствует постоянное место жительства на территории Российской Федерации. У истицы отсутствует внутренний паспорт Российской Федерации, подтверждающий регистрацию. У истицы отсутствует недвижимость на праве собственности на территории Республики Абхазии, нет сведений о наличии у нее недвижимости в Российской Федерации, истица временно пребывает на территории Республики Абхазия, у истицы отсутствует регистрация в государственной миграционной службе, отсутствует акт обследования жилищных условий, истица является нарушителем действующих на территории Республики Абхазия законов».

Адвокат сообщил суду, что отец забрал ребенка после того, как мать заявила, что собирается уехать с ним на заработки в Россию, что ребенок серьезно болен, но мать не выполняла предписания врачей и не обеспечила ребенку необходимые лечение и уход. Отец приехал домой к Гульгаз 5 марта вместе со своим другом Иналом Джения, и она отдала ребенка сама вместе с вещами и документами.

На возражения адвоката Виктора Джанба ответила адвокат Гульгаз Мамедовой Инга Габелая:

«Предметом данного обсуждения не являются связанными: материнские права – это материнские права, а принадлежность лица к какой-либо стране – это совершенно другое и здесь вообще никакой взаимосвязи нет. Получается, исходя из данного возражения, что любая женщина, которая приехала из Российской Федерации, из любой другой страны и родила от гражданина Республики Абхазия ребенка, она не имеет никаких прав. Инкубатор и все? На этом все заканчивается? Это абсурд и вообще не подлежит обсуждению. Более того, миграционная служба, трудовая деятельность, какое отношение имеют? Моя доверительница работает в банке уже восемь лет. Зарекомендовала себя с положительной стороны. Ее работодатель не требовал регистрации. На тот момент, когда она приехала в Республику Абхазия, миграционной службы не было, она сформировалась четыре года тому назад».

Семья Гульгаз жила в Нижнем Новгороде. Десять лет тому назад после того, как заболел отец и врачи рекомендовали ему морской климат, семья продала дом в Нижнем Новгороде и купила дом в Гудаутском районе Абхазии в селе Хыпста. Живут они там уже десять лет. Домом по генеральной доверенности от Ажиба владеет и пользуется Гульгаз. У нее есть иностранный паспорт Российской Федерации, действительный до 2019 года. Внутренний российский паспорт просрочен, но она уже сдала документы на обмен паспорта и представила суду форму №6. Гульгаз окончила в Абхазии среднюю школу и колледж. Подала документы на получение абхазского гражданства. Очень надеется, что получит его.

Виктор Джанба женат, имеет троих детей. Со слов Гульгаз Мамедовой, он убедил ее в том, что разведен с женой. По свидетельству матери и сестер, они много лет знают Виктора Джанба как ее мужа, называют его своим зятем. Полтора года тому назад Виктор Джанба приехал к родителям Гульгаз в село Хыпсту и попросил руки их дочери, родители дали согласие.

Сегодня в суде Виктор Джанба обвинил Гульгаз в том, что она является плохой матерью, что ребенок ей совсем не нужен, что она использует ребенка, чтобы вернуть его.

Однако все выступавшие свидетели: мать, две сестры, родственница мужа одной из сестер, все говорили о том, что Гульгаз – прекрасная мать, очень дорожила ребенком, хорошо ухаживала за ним. Одна из ее сестер, которая является медицинской сестрой, делала уколы ребенку и все назначения врача выполнялись. Отец говорил о том, что когда ребенка привезли на осмотр врачу-невропатологу, ребенок не двигался. Но свидетели утверждали обратное: ребенок был подвижен, выглядел крепким, здоровым и ухоженным. Гульгаз никуда уезжать из Абхазии не собиралась. Законная жена Виктора Джанба при личной встрече заявила Гульгаз и ее родственникам, что воспитывать ее ребенка не будет, ей достаточно своих троих детей.

Судебное заседание длилось почти четыре часа. Рассмотрение дела будет продолжено в среду.

В перерыве судебного заседания возник инцидент с родной тетей Виктора Джанба, Мариной Гумба, которая пыталась выдворить меня из зала суда, оскорбляла и угрожала. Особенное возмущение вызвало у нее то, что я включила диктофон и записывала происходящее. Причем, никаких личных контактов с этой женщиной у меня никогда не было, насколько я понимаю, ее агрессия мотивирована исключительно недовольством моей профессиональной деятельностью.

Такая вот куча мала случилась в зале суда:

Марина Гумба мне: Мразь, я тебя просила не приходить сюда!

Я: Если я пришла сюда и работаю, что дальше?

Марина Гумба: Пусть сидит «Нужная», только не Заводская! Есть у меня право, это моя семья, разбирательство моей семьи! Ты, тварь такая, сейчас пристрелю тебя, негодяйка!

Мужчина: И не стыдно?

Инга Габелая: Сейчас сюда милиция приедет, опергруппа.

Марина Гумба: Я готова уйти отсюда, но я набью морду!

Мужчина: Кого нервировать? Слушай, она сидит тут и всех оскорбляет. Что это такое? Что ты сидишь и гадости всем говоришь?

Марина Гумба: Давай, защищай эту б…ь!

Это не первый случай, когда журналистов пытаются выдворить из зала суда родственники, недовольные тем, что судебный процесс освещают журналисты. Они оказывают давление, оскорбляют и угрожают. Ассоциация работников СМИ Республики Абхазия обратилась в правоохранительные органы с заявлением и требует разобраться в инциденте и наказать дебоширку.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG