Accessibility links

Откуда идет новая угроза?


После 2008 года, когда в Южную Осетию хлынул поток рабочих из Северного Кавказа и Средней Азии, появились ксенофобские настроения и страхи, что республику вот-вот исламизируют. Периодически эти опасения подогревались в корыстных целях

После 2008 года, когда в Южную Осетию хлынул поток рабочих из Северного Кавказа и Средней Азии, появились ксенофобские настроения и страхи, что республику вот-вот исламизируют. Периодически эти опасения подогревались в корыстных целях

Парламент Южной Осетии готовит законопроект о трудовых мигрантах. Депутаты полагают, что он позволит пресечь проникновение в республику исламистов. По мнению вице-премьера Дмитрия Тасоева, радикалы могут проникнуть в республику под видом рабочих-мигрантов.

Глава парламентского комитета по обороне и безопасности, вице-премьер Дмитрий Тасоев заговорил о новой угрозе для республики – распространении исламизма. Депутат считает, что под видом рабочих из Северного Кавказа и Средней Азии, которые трудятся на стройках, в Южную Осетию могут проникнуть радикалы. Тасоев говорит, что необходимо поставить законодательный заслон на пути религиозных фанатиков:

«Наш комитет разрабатывает законопроект о трудовых мигрантах, который позволит пресечь проникновение в Южную Осетию радикальных исламистов под видом рабочих подрядных организаций. На сегодняшний день их уже достаточно много в республике, они занимаются пропагандой своих идей, распространением наркотиков, другими противоправными действиями».

Непонятно, на чем основаны заявления главы парламентского комитета по обороне и безопасности, который обвиняет мигрантов во всех грехах – распространении наркотиков и прочих противоправных действиях.

Может ли подобное заявление подогреть ксенофобские настроения в обществе? Югоосетинский политолог, кандидат философских наук Коста Дзугаев полагает, что в парламенте «достаточно квалифицированных специалистов, способных грамотно подойти к этому деликатному вопросу». Дзугаев подчеркивает, что в Южной Осетии не уравнивают мусульман с радикалами:

«Речь не идет о каком-то враждебном отношении к исламу как мировой религии. Мы уважаем эту религию, мы знаем многих представителей мусульман в Осетии, я бы назвал, в первую очередь, конечно же, муфтия Северной Осетии – очень уважаемого человека. Поэтому речь идет об извращениях, об отклонениях от ислама. Вот профилактикой этих отклонений от ислама в республиканском парламенте и озаботились. Потому что бедственный пример у нас перед глазами. Если сегодня не решать эту проблему, будет поздно».

После 2008 года, когда в Южную Осетию хлынул поток рабочих из Северного Кавказа и Средней Азии, появились ксенофобские настроения и страхи, что республику вот-вот исламизируют. Периодически эти опасения подогревались в корыстных целях. Например, об угрозе исламизации заговорили пару лет назад в связи с приходом в Южную Осетию строительной компании из Татарстана, пытаясь таким образом повлиять на передел сфер влияния в строительном бизнесе.

Югоосетинский политолог Коста Дзугаев говорит, что, с одной стороны, необходимо упорядочить пребывание мигрантов в Южной Осетии, с другой – не отпугнуть их, так как местные не горят желанием выполнять тяжелую работу и без мигрантов республике не обойтись:

«Вы правильно заметили, что грань очень тонкая и необходимо соблюсти соотношение между целесообразностью установления некоторых ограничений в отношении трудовых мигрантов и в то же время не испортить картину восстановления республики, которое, к сожалению, без трудовых мигрантов не представляется возможным. К сожалению, у нас не созданы условия для использования внутреннего трудового ресурса. Очень многие молодые люди просто не хотят работать на так называемых черных, тяжелых работах. Это связано с длительным вооруженным противостоянием с Грузией, особенностями развития Южной Осетии, но, я полагаю, что важнейшая наша национальная задача – перейти в режим мирной трудовой жизни и задействовать трудовой ресурс, тем более что для этого Россия предоставляет все необходимые условия – ведется восстановительная работа, финансируются объекты, как говорится, приходи и работай».

Востоковед, ведущий научный сотрудник СОИГСИ Эльбрус Сатцаев считает, что угрозы, исходящие с Ближнего Востока, не могут не беспокоить Южную Осетию:

«В мире существует опасность исламского фундаментализма и терроризма. Речь о Южной Осетии зашла не потому, что там есть какая-то конкретная опасность исламского экстремизма, там фактически нет ислама, людей, исповедующих ислам, но есть мировая опасность, тревога. И в Южной Осетии хотят себя обезопасить, поскольку такая опасность может исходить и со стороны Грузии: в Южной Осетии считают, что грузинские спецслужбы могут использовать эти факторы для обострения ситуации. Но в целом я не считаю, что в республике есть реальная угроза сейчас».

По словам Эльбруса Сатцаева, та немногочисленная часть трудовых мигрантов, которая находится в Южной Осетии, «хорошо отслеживается» и не может представлять серьезной опасности. Продолжает Эльбрус Сатцаев:

«Если силовые структуры хорошо будут работать, то проникновение радикального ислама можно предотвратить. С другой стороны, мигранты могут какой-то вклад внести в экономику республики, определенные ниши занять. Я думаю, эти разговоры больше похожи на некий пиар: раз есть опасность «Исламского государства», почему бы и нам не поговорить об этом.

– Вам известны факты задержания либо выявления джихадистов или вербовщиков ИГИЛ в Южной Осетии?

– Нет, такие факты мне неизвестны. Я не слышал, чтобы югоосетинские спецслужбы выявили подобную активность на территории республики. Речь идет якобы о распространении наркотиков – о нескольких случаях выявления торговли насваем среди мигрантов, но все это легко отслеживать. Сама численность населения республики не превышает 50 тысяч, все можно легко контролировать, территория ограниченная. Я не вижу серьезной опасности проникновения джихадистов в республику. Думаю, следует больше внимания уделять развитию экономики, а местному населению активнее заняться восстановлением своей республики».

Дмитрий Тасоев отметил, что на стороне ИГИЛ в Сирии воюют и осетины, при этом у него нет информации, откуда они – из Северной или Южной Осетии. Эльбрус Сатцаев подтверждает, что в рядах исламистов осетины есть, но, по его словам, они не имеют никакого отношения к Южной Осетии:

«Какое-то количество осетин ушло в Сирию, но, насколько я знаю, среди них выходцы из внутренних районов Грузии, беженцы, принявшие в Северной Осетии ислам. Эта проблема конкретно к Южной Осетии не относится. Я не знаю, чтобы среди них были именно уроженцы Южной Осетии и принявшие ислам в Южной Осетии, представляющие опасность».

По мнению моих собеседников, республиканским властям следует уделять внимание не только вопросам безопасности, но решению внутриполитических и экономических проблем, а не искать причины внутренних проблем во внешних факторах.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG