Accessibility links

В первых числах июля по обе стороны реки Ингур, в Сухуме и Тбилиси, ежегодно проходят мероприятия, на которых вспоминают ожесточенные бои в ходе грузино-абхазской войны, которыми началась июльская наступательная операция абхазской армии, приведшая к коренному перелому в ходе той войны.

Нынче я сравнил некоторые информации абхазских и грузинских СМИ и обратил внимание не только на то, как по-разному проводятся эти мероприятия, но и расхождения в трактовках одних и тех же событий. Вот как одно из тбилисских интернет-изданий описывает акцию в столице Грузии 2 июля. Ее участники возложили цветы и зажгли свечи у мемориала на площади Героев. Капеллан национальной гвардии отслужил молебен по душам погибших. У мемориала раздавались церковное песнопение и народные песни, которые исполняли члены ансамбля ветеранов войны и вооруженных сил «Мир». В беседе с журналистами руководитель государственной службы по делам ветеранов Ираклий Шихиашвили заявил, что – цитирую – «в этот день грузины смогли открыть дорогу к Сухуми». Шихиашвили пожелал грузинскому народу единства, чтобы вернуть потерянные территории любовью и примирением. По словам председателя Верховного совета автономной республики Абхазия Гии Гвазава, этот день «является днем торжества достоинства грузин: грузинские солдаты смогли отбросить десант, сохранили позиции и полностью уничтожили абхазский морской десант».

Бог с ним, что многие грузинские журналисты имеют смутное представление об Абхазии и войне в ней начала 90-х. Процитированный автор, например, постоянно пишет «поселок Тамыш», хотя это село, и считает, что описываемые события происходили 23 года назад, то есть в июле не 93-го, а 92-го года. Главное – не в этих очевидных ляпах, а в другом: независимо от того, занимались ли в Грузии основательным изучением истории грузино-абхазской войны, политиками и в СМИ там вовсю искажаются факты. На самом деле абхазский морской десант – триста человек, высадившиеся с баржи в пять часов утра 2 июля в селе Тамыш под командованием Заура Зарандия – вовсе не был уничтожен, тем более «полностью». В тот день, 2 июля, им был разгромлен батальон «Аваза», набранный из Душетского района. После этого подразделения Восточного фронта, соединившись с десантом, как и было задумано, стали контролировать трассу Черноморского шоссе на участке Старый Кындыг – Цагера и заблокировали переброску грузинских воинских частей в сторону Сухума, на который началось наступление абхазской армии на Гумистинском фронте. Со 2 по 9 июля абхазские силы сдерживали натиск восьми мотострелковых батальонов противника, механизированной танковой бригады и артиллерийского дивизиона. Главнокомандующий вооруженными силами РА Владислав Ардзинба объявил благодарность всему личному составу десанта. Прекрасно помню его выступление по Абхазскому телевидению, в котором он сказал про десант, что это «триста спартанцев».

То есть если грузинская сторона сегодня делает упор на то, что трасса шоссе была все же разблокирована (только, конечно, не «в тот день»), то абхазская – на то, что абхазы удерживали этот участок больше недели, что и позволило им на Гумистинском фронте занять господствующие высоты над Сухумом.

Как пишет в вышедшем в 2010 году фундаментальном, почти 600-страничном исследовании «Грузино-абхазская война. Боевые действия» военный историк Валико Пачулия, за время боев в ходе этой операции противник понес потери до тысячи человек убитыми и ранеными. В процитированной мной информации тбилисского интернет-издания говорится, что потери грузинской стороны в ходе тех боев составили триста человек.

Кстати, хочу отметить большую важность появления названной книги. Об узловых эпизодах войны за минувшие двадцать с лишним лет в Абхазии вышло множество публикаций в СМИ, но понятно, что в них трудно обойтись без элемента субъективности. Полагаться на военные сводки 1992-1993 годов тем более не стоит: и из-за сухости текста, и из-за того, что они, как водится, были частью информационной войны. А вот книга Пачулия создавалась на основе как документов Минобороны Абхазии, так и опросов командиров и бойцов, непосредственно в них участвовавших; факты в ней многократно выверялись.

Вот как, согласно книге, развивались события в начале июля 93-го на Гумистинском фронте. К тому времени абхазскому командованию стало окончательно ясно, что прорыв фронта противника на одном стратегическом направлении недостаточен. В 2 часа ночи 3 июля около 150 бойцов и командиров третьего батальона 1-й бригады перешли по нижнему Гумистинскому мосту на левый берег реки и захватили там плацдарм, который удерживали 17 часов, отвлекая и сковывая силы четырех батальонов противника. Четверть перешедших погибла. На левом фланге Гумистинского фронта в ту же ночь силами 2-й бригады предполагалось нанести удар по противнику по двум направлениям: Ахалшено-Каманскому и Ахбюко-Цугуровскому. Спуститься к Гумисте в районе Уазабаа и форсировать реку подразделения смогли только к девяти утра, так как спускались очень медленно. В 11:30 у подножия высоты Цугуровка на лесном пятачке площадью 300 квадратных метров скопилось 1200 абхазских военнослужащих. Неоднократные попытки выйти на открытое поле влекли за собой подрывы на минах и панические настроения среди многих. Немало бойцов оставило поле боя. В это место отправился начальник генштаба Сергей Дбар, а затем и Владислав Ардзинба. По пути на фронт Владислав останавливал машины с бойцами, ехавшими в сторону Гудауты, и громовым голосом заставлял их вернуться назад. По прибытии его в штаб бригады положение стало выправляться. Ранним утром 5 июля Афоно-Эшерский батальон двинулся на село Каман…

Один из самых драматичных эпизодов войны разворачивался тем временем на сопке Ахбюк. В полдень 3 июля 4-й батальон 2-й бригады под командованием Гиви Смыра выбил с нее противника и занял грузинские блиндажи. Поднялся туда и осетинский батальон под командованием Алана Джиоева, но когда противник открыл интенсивный минометно-артиллерийский обстрел, батальон спустился к реке, решив, что их подставили. Шел сильный ливень, укрыться было негде. 4 июля, доложив командованию об обстановке, спустился и 4-й батальон. Было решено отправить вертолетом МИ-8 на сопку усиленный взвод отдельного стрелкового батальона «Горец». Предыдущим рейсом того же вертолета на нее были доставлены продукты питания и другое, необходимое для жизнедеятельности подразделения. Около пятнадцати дня вертолет с десантом из 39 человек совершил посадку на поляне на вершине сопки. Около 25 из них успели выйти из вертолета и стали занимать боевые позиции в 30 метрах от него. И тут противник, уже поднявшийся на высоту, открыл шквальный огонь с северо-восточной окраины поляны. Через 15-20 минут боя командир десанта Сергей Аршба приказал бортмеханику вертолета Нури Герзмава поднять машину в воздух и попробовать увести ее на западный скат сопки. Однако машина была неисправна от огневых попаданий и с высоты полутора метров рухнула на землю. Нури, выйдя из кабины пилота, стал кричать: «Выходите!» Но вскоре сдетонировали гранатометные снаряды в вертолете. Взрывной волной по поляне разбросало части тел тех, кто не успел покинуть борт.

Командиру ничего не оставалось, как поднять бойцов в атаку. Один из бежавших горел живым факелом. Он с ножом в руке и с предсмертным криком бежал на противника. До сих пор его имя не удалось установить. И случилось невероятное: противник, не выдержав психической атаки, отошел на восточные скаты горы.

…Лишь 4 июня этого года в парке Боевой славы в Сухуме уже под своими именами, после идентификации в хорватском Загребе, были захоронены останки 14 человек, погибших на Ахбюке. Я рассказывал месяц назад на «Эхо Кавказа» об этом перезахоронении. Но лишь сегодня, перечитав страницы книги Пачулия, обратил внимание на свою тогдашнюю неточность: написал, что в стоявший на земле вертолет выстрелил гранатометчик. Впрочем, в недавнем телерепортаже вообще услышал, что вертолет совершил аварийную посадку после того, как его подбили. А ведь неточности при рассказах на такую тему вдвойне непростительны.

Абхазские телеканалы в эти дни по традиции часто показывают фронтовую видеохронику. Ветераны войны посещают места былых сражений. Как обычно, летали и на сопку Ахбюк. Участники Тамышского морского десанта побывали на месте его высадки, возложили цветы к памятнику погибшим воинам в селе Тамыш.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG