Accessibility links

В суде города Сухум рассматривается исковое заявление об определении места жительства малолетнего ребенка Джанба Баграта Викторовича, которому исполнилось восемь месяцев. Исковое заявление подано Гульгаз Мамедовой.

Суть проблемы заключается в том, что у Гульгаз и Виктора восемь месяцев тому назад родился общий ребенок. Когда ребенку было 4,5 месяца, Виктор Джанба забрал у Гульгаз ребенка, сказав ей, что берет на несколько дней и хочет показать своей матери. Гульгаз собрала вещи и отдала ребенка отцу. С тех пор Виктор Джанба удерживает ребенка и не возвращает его матери. Дело рассматривает судья Орхан Чедия.

На прошлом заседании суда родная тетя Виктора Джанбы Марина Гумба прямо в зале суда в перерыве устроила скандал, она оскорбляла меня, пыталась выдворить из суда и воспрепятствовать моей профессиональной деятельности. Ассоциация работников СМИ Абхазии обратилась в правоохранительные органы, по этому факту ведется следствие.

Сегодня процесс начался с того, что адвокат Виктора Джанбы Игорь Скоренко подал ходатайство об удалении журналистов из зала суда и проведении процесса в закрытом режиме. Он сообщил:

«После судебного заседания 3 июля 2015 года в средствах массовой информации появилась статья. Она не содержит информацию, соответствующую действительности. Факты, указанные в данной статье, не доказаны судом и им еще не дана оценка. Согласно статье 14 Конституции Республики Абхазия каждый человек имеет право на свободу частной жизни, личную и семейную тайну. В ходе судебного разбирательства стали обсуждаться вопросы не только касательно заявленного предмета (иска об определении места жительства ребенка), но и личная жизнь моего доверителя. Весь ход судебного процесса был вынесен журналистом на суд общественности, а, учитывая, что журналист исказил действительные факты, следовательно, нарушены не только права моего доверителя, но также это мешает правильному разбирательству дела. На основании изложенного, руководствуясь статьей 10 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, прошу рассматривать гражданское дело по иску Мамедовой к Джанба в закрытом судебном заседании».

Адвокат Гульгаз Мамедовой Инга Габелая возразила против удовлетворения требования ответчика Джанбы. Она заявила:

«Данное ходатайство является необоснованным и голословным. В том случае, если вы имеете какие-то претензии к журналистам и считаете, что сведения, которые они сообщили, искажены, пожалуйста, подавайте в суд на данное СМИ. Более того, вы говорите, что сведения искажены, и, тем не менее, ни одного факта, который вы считаете искажением, не приводите. Я видела эту статью, более того, наше мнение, что эта статья была максимально объективная. Моя доверительница и я, мы требуем и считаем, что наши конституционные права будут нарушены, и гражданское судопроизводство не будет идти в рамках закона, если журналисты будут удалены из зала суда. В соответствии со статьей 10, есть такой принцип гражданского судопроизводства, как гласность. В том случае, если ходатайство стороны ответчика будет удовлетворено, в результате будет нарушен основной принцип – принцип гласности!»

Судья Орхан Чедия, выслушав обе стороны, ходатайство Виктора Джанбы отклонил. Суд и журналисты продолжили свою работу.

Адвокат ознакомила суд с характеристикой, которую дали семье Мамедовых их соседи в с. Хыпста. Репутация хорошая, семья дружелюбная и неконфликтная, соседи их характеризуют только с положительной стороны.

Суд заслушал показания двух врачей: детского невропатолога Розы Синапян и педиатра Эсмы Гуния.

Роза Синапян показала, что впервые увидела ребенка – Баграта, когда ему было два месяца, и мама привела его в поликлинику на прививку. Она поставила ребенку диагноз – перинатальное поражение центральной нервной системы и назначила лечение. В следующий раз ребенок появился у нее в кабинете через несколько месяцев, уже вместе с отцом, Джанба Виктором. Исследование показало, что состояние ребенка ухудшилось, и он стал отставать в развитии. Было назначено повторное лечение, в настоящее время ребенок чувствует себя хорошо и развивается нормально. В дальнейшем врач уже видела с ребенком только отца.

Гульгаз Мамедова пояснила, что после получения первого назначения невропатолога обратилась в аптеку за препаратами. И фармацевт ей сказала, что назначенный препарат детям не дают, только взрослым. Ее эта информация напугала, и она обратилась к другому невропатологу по месту жительства в г. Гудаута. Были получены другие назначения, и их мама четко выполнила.

Педиатр Эсма Гуния рассказала о том, что Гульгаз с ребенком несколько раз была по вызову у нее на приеме. Диагноз перинатальное поражение центральной нервной системы ставится в Абхазии практически всем детям после рождения (почти 99%). Состояние ребенка зависит от степени тяжести поражения, такие дети наблюдаются, при необходимости проходят курс лечения и обычно к году диагноз снимается. Эсма Гуния знала о том, что Гульгаз решила перепроверить назначение невропатолога Синапян и обратилась к другому невропатологу Саиде Конджария, она знала, что были получены другие назначения и ребенок прошел курс лечения, назначенный этим доктором. Эсма Гуния также сообщила суду, что ребенок всегда был чистым, ухоженным, она охарактеризовала Гульгаз как ответственную и хорошую маму. Сказала, что ребенок был малоподвижен из-за избыточного веса (перекормлен), и она советовала маме проследить за питанием и не перекармливать.

Был опрошен друг Виктора Джанба Инал Джения. Он рассказал суду о том, как вместе с отцом Виктором Джанба забирал ребенка у матери. С его слов, она добровольно отдала ребенка, при этом мать и отец малыша не ругались, все было мирно.

Адвокат Гульгаз ходатайствовала в суде, чтобы был заслушан телефонный разговор Гульгаз и Инала Джения, где она просит его помочь ей вернуть ребенка, а он ей говорит, что Виктор не прав и не должен был так поступать. Инал Джения признал факт такого разговора, но пояснил, что говорил это, чтобы Гульгаз от него отстала, чтобы прекратить разговор.

Последней выступила представитель органов опеки Стела Лолуа, она сообщила о результатах проверки жилищных условий в квартире Виктора Джанбы. На тот момент он находился в квартире родной тети Виктора Марины Гумба, расположенной по улице Гулия в Сухуме. Квартира Виктору Джанбе не принадлежала, буквально на днях была передана ему по дарственной. Условия проживания там были хорошие. Стела Лолуа добавила, что за пять лет работы впервые столкнулась с ситуацией, когда у матери отняли ребенка. Обычно стороны спорят о сроках и графике пребывания ребенка, но лишать мать общения с младенцем – такого она еще не видела.

Судебный процесс будет продолжен через неделю.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG