Accessibility links

В Обществе “Мемориал” в шестую годовщину убийства правозащитника и журналиста Натальи Эстемировой открыта выставка плаката "Бесконечная история: насилие и безнаказанность на Северном Кавказе". Выставка подготовлена чешской неправительственной гуманитарной организацией "Человек в беде" (People in need), многие годы работавшей на Северном Кавказе, и российскими правозащитниками.

Это 12 историй конкретных людей из Чечни и Дагестана. Это рассказы о похищениях, убийствах, пытках, фабрикации уголовных дел, которые происходили с 2007 по 2014 год. Первый стенд – об убийстве Натальи Эстемировой. Форма необычная, это вертикальный плакат с краткой историей пострадавшего и несколькими картинками в виде комиксов, их по мотивам фотографий и документов делала чешская художница Мариана Дворжакова. Комиксы ужасающие: красная кровь, черное оружие, синий и желтый фон для эпизодов шантажа и избиений. За каждым портретом – достоверное разбирательство. Олег Орлов, член совета "Мемориала", который считал Рамзана Кадырова ответственным за убийство Натальи Эстемировой, рассказывает о том, что означает каждая картинка:

– Это выставка о преступлениях. За каждым из этих комиксов лежит большая и серьезная исследовательская, юридическая, правозащитная работа представителей различных организаций. Все случаи, представленные на выставке, серьезно задокументированы. В одних случаях представители правозащитных организаций подробно знакомились с материалами уголовных дел, представляя интересы потерпевших, в других – выступали в качестве защитников на судебных процессах, когда защищали людей, которых обвиняли по явно сфальсифицированным обвинениям. В третьих случаях мы занимались мониторингом судебных процессов и внимательно следили за тем, что там происходит. Поэтому за каждым словом, за каждой фразой, представленной на этих рисунках, есть факты, документы и наша работа. По большинству из этих дел поданы жалобы в Европейский суд. По четырем делам Европейский суд уже вынес свои решения и признал Россию виновной в нарушении норм Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод.

Преступления, о которых здесь идет речь, были совершены в последние годы, это 2007-2014 годы. Важно при этом понять, что это не отдельные эксцессы, что все эти преступления – часть большой системы организованного безнаказанного, незаконного насилия со стороны представителей государства на Северном Кавказе. По сути дела, речь идет о системе государственного террора. Эта система сложилась отнюдь не в 2007 году, а значительно раньше, то есть во время второй и даже, может быть, в начале первой чеченских войн. Российское государство боролось и борется на Северном Кавказе вначале с сепаратистами, незаконными вооруженными формированиями, потом на смену побежденному сепаратизму пришел исламский фундаментализм и террористическое подполье.

Речь идет о системе государственного террора

И с самого начала противостояния на Северном Кавказе мы, правозащитники, говорили: государство для защиты своих граждан обязано, не только может, но даже обязано применять силу. Вопрос – каким образом применяется сила, какими методами. Если ставка делается прежде всего на незаконное насилие, то это чревато тяжелейшими последствиями и для законопослушных граждан, и для самого государства.

Преступления в ходе конфликта на Северном Кавказе, продолжающейся борьбы с вооруженным подпольем совершают все стороны, но преступления боевиков государство стремится расследовать, и мы знаем множество примеров, когда боевики подвергались наказанию, получали приговоры. Между тем преступления, совершаемые представителями государства, сотрудниками МВД, ФСБ, военными, остаются безнаказанными. Почему? Дело тут не только в том, что налицо нежелание “сдавать своих”. Это, конечно, тоже есть, и дело не в боязни политического руководства России потерять главную опору среди силовиков, хотя это тоже есть.

Но главная причина глубже. Главное то, что речь идет не об эксцессах, повторяю, а о системе организованного незаконного насилия. Естественно, что безнаказанность участников этой системы является ее неотъемлемой частью. Заметим, что уже с середины 2000-х годов на Северном Кавказе за фасадом официальных правоохранительных структур, которые должны поддерживать закон и порядок, действовала неофициальная карательная система, в рамках которой существовали систематические похищения людей, действовали системы незаконных, нелегальных тюрем, пытки стали, по сути дела, единственным способом получения информации. Составной частью этой системы была машина ликвидации людей, попавших в жернова этой системы, и избавление от тел. Доказательств тому масса.

Составной частью этой системы была машина ликвидации людей, попавших в жернова этой системы, и избавление от тел. Доказательств тому масса

В нашей базе данных по людям, подвергшимся насильственным исчезновениям в ходе второй чеченской войны, зафиксировано 3 тысячи случаев, и за редким исключением, которые можно перечислить по пальцам одной руки, дела эти не раскрыты.

Каким образом после окончания второй чеченской войны методы насилия сохранились на Северном Кавказе?

– В ходе чеченизации конфликта, в 2003-2007 годах, эта машина, это право на беззаконное насилие постепенно передавалось от федеральных силовых ведомств местным формированиям, вначале незаконным, потом становившимся законными, прокремлевским чеченским формированиям. И так называемые кадыровцы были одним из видов таких формирований. Потом они в ходе конкурентной борьбы смогли уничтожить своих конкурентов и, по сути дела, присвоили себе монопольное право на такое беззаконное насилие. С самого начала они были достаточно автономной частью этой большой, общей системы государственного незаконного насилия и государственного обеспечения безнаказанности.

Есть серьезные основания считать, что люди из силовых ведомств Чеченской республики оказались замешенными в убийстве одного из лидеров оппозиции в Москве Бориса Немцова

Затем, в 2004-2006 годах, этих кадыровцев государство стало пытаться инкорпорировать в официальные силовые ведомства, прежде всего в МВД и во внутренние войска. И парадоксальным образом оказалось, что их автономность от этого отнюдь не уменьшилась, а наоборот, резко возросла. Более того, люди, связанные с этой машиной, этой системой незаконного насилия в Чеченской республике, оказались участниками преступлений, совершаемых не только за пределами Чечни, но уже и за пределами России. Стенд по Умару Исраилову – один из ярких примеров этого (Исраилов, бывший участник чеченского подполья, затем охранник Кадырова, давший интервью газете Нью-Йорк таймс, политический беженец, убит в Вене в 2009 году. – РС).

Заметим, подчас ясно и очевидно, откуда растут ноги преступления, известны заказчики, известны организаторы, но они спокойно уезжают в Чечню, где нет для них никакой угрозы. Машина этого беззаконного насилия используется для подавления любого инакомыслия в Чеченской республике. Вот стенд Руслана Кутаева, дело Руслана Кутаева – яркая иллюстрация (общественный деятель Руслан Кутаев, организатор конференции к 70-летию депортации чеченцев и ингушей, осужден по сфабрикованному обвинению в хранении наркотиков, во время следствия его пытали. – РС).

Теперь уже, к сожалению, есть серьезные основания считать, что люди из силовых ведомств Чеченской республики оказались замешенными в убийстве одного из лидеров оппозиции в Москве Бориса Немцова. Таким образом, борьба с инакомыслием с помощью незаконного насилия отнюдь не ограничивается только Чеченской республикой.

Тела двух человек потом были привезены сотрудниками полиции в Надтеречный район и отданы без всяких объяснений с указанием похоронить по мусульманским обычаям

А что происходит в самой Чечне? Систематический террор, система безнаказанности достигли своей цели. Расскажу одну историю, которая на выставке не отражена. В феврале этого года на дамбе в пригороде столицы Чечни Грозном произошел взрыв. На месте взрыва были обнаружены останки трех человеческих тел. До сих пор точно не известны подробности, история странная, однако вскоре сотрудники МВД Чечни стали задерживать в Надтеречном районе членов семей этих трех погибших. Потом задерживали знакомых. Всего было доставлено в отдел полиции Надтеречного района более 100 человек. При этом никаких обвинений не предъявляли, адвокатов не допускали.

В начале марта большую часть все же освободили, и освобожденные отказывались говорить, практически все, с правозащитниками. Пять человек исчезли бесследно. По некоторым сведениям, их вывезли в Грозный. Из них тела двух человек потом были привезены сотрудниками полиции в Надтеречный район и отданы без всяких объяснений с указанием похоронить по мусульманским обычаям, но не публично. Семьям тех, кто погиб, было приказано немедленно покинуть Чеченскую республику. И как же действовали люди? Они боялись об этом говорить. Они боялись нам рассказывать, рассказывали в лучшем случае по секрету, и уж родственники убитых таким образом людей отказались куда-либо жаловаться. То есть становится невозможным не только требовать расследования преступлений, но даже требовать возбуждения уголовного дела. Вот это и называется апофеоз безнаказанности.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG