Accessibility links

Назначение Марии Гайдар в одесскую команду Саакашвили стало поводом для редкого общероссийского единодушия, почти духовной скрепой. Даже либерал-губернатор Никита Белых счел политкорректным уличить бывшую соратницу в неблагонадежности. Едва ли героиня скандала при этом могла чем-то прогневать сограждан с точки зрения профессиональных достижений, которые пока довольно секретны. Впрочем, и Белых, и остальные их и не комментировали, сосредоточившись на главном – измене родине в форме работы на того, кто считается врагом.

Речь не о Саакашвили, как кто-то мог подумать. Речь даже не просто о враге вообще, а о том, как этот враг пришел в Украину и этот враг не просто Саакашвили, а Запад в целом, роль которого Саакашвили выпало исполнить.

Он в Одессе – как весь комплекс Европы в Украине, просто она пока не случилась, в отличие от Саакашвили. В данном случае дело, как и с Марией Гайдар, не в том, что он реально сделал или не сделал в Грузии. Как с Европой, дело не в реальном устройстве жизни, а в репутации врага. К Саакашвили очень много конкретных вопросов у грузин, но россиян нисколько не интересует их суть, и история про галстук в этом контексте отлично справляется с ролью истории про превращение Запада в сплошной Содом.

Но для самой Украины губернатор Одессы – тоже этакая Европа в тестовом режиме, вне зависимости от того, что делает Саакашвили по сермяжной реформенной сути. Как и в случае с Европой, суть вольна ускользать, поскольку никого не интересует. Важны образы. Итак, Саакашвили. Человек-репутация, на любой вкус. Его столкновение с украинской реальностью по своей разоблачительности сравнимо лишь с эффектом мгновенной вестернизации при всей разнице между подлинными европейскими ценностями и взглядами человека по фамилии Саакашвили.

Ведь, как и продвинувшаяся в Украину Европа, Саакашвили в Одессе – вроде Фабио Капелло в сборной России, правда, без его бонусов. Получится – хорошо, чудеса, стало быть, сбываются, была бы воля и был бы талант. Не получится – ну, а что могло получиться из такого отчаянного материала даже при гении и несгибаемой воле?

Но, в отличие от Капелло, который с удовольствием играет по правилам российского футбола, Саакашвили по-европейски может смотреть на них так же просто, как на грузинских олигархов времен начала своего триумфа и больших посадок. Посадок, впрочем, здесь не получается, он всего лишь губернатор, и воздух вокруг него отнюдь не сотрясается от восторга «Миша! Миша!» Он вовлекается в традиционную украинскую олигархическую полемику, потому что никто, особенно тот, кто со стороны, не может в нее не вовлечься. Украинская реальность – это Коломойский как конкретный персонаж с более чем конкретными интересами, так и собирательный образ. Про Саакашвили можно рассказывать самые страшные истории, но олигархом он уж точно не является, и это поднимает его спор с конкретно-собирательным Коломойским, с чиновниками и министрами (и премьер-министрами) на тот уровень, на котором Украине придется разговаривать с миром, если она по-серьезному вознамерится стать его частью.

Но и сама Украина относится к губернаторству Саакашвили с той же двойственностью, с какой привыкает к европейским перспективам. С одной стороны, интересно и интригующе, к тому же хуже в Одессе уж точно не будет – после всего уныло перепробованного и доморощенного пусть хоть что-то новое и неплохо разрекламированное. Можно, конечно, жить, как жили деды, и не рисковать привычным, а можно попробовать, разрушив до основания то, что не жалко и что мешает.

Украина не Россия, все знают, но отнюдь не только в Донецке на европейское будущее смотрят взглядом, от российского отличающимся не столь и принципиально, как, впрочем, и в Грузии. И для них Саакашвили – тоже депутат дьявола, и Мария Гайдар, про которую никто ничего не знает, – фигура в лучшем случае комическая и для сплетен, как и другие красавицы из команд Саакашвили. Некоторые из которых, впрочем, стоили иных коллег-мужчин.

Одесса – тестовый режим Европы для Украины, и Украина сделала сама немало для того, чтобы он и мог быть только таким экстравагантным. Чтобы его образом мог быть именно Саакашвили. Который приглашает Марию Гайдар, и все понимают, что это символ, и все догадываются, символ чего. И никто не питает иллюзий, пиару пиарово, а делу время, и в таком раскладе символ, может быть, и не худший, уж получше, чем Фабио Капелло. Лишь бы на европейском пути этот символ не оказался последним. Вне, кстати, зависимости от того, что Саакашвили в реальности сможет сделать в Одессе.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG