Accessibility links

Абхазские вина: экспортный рывок


Экспортный рывок произошел благодаря внешнеэкономической конъюнктуре. Но ведь, помимо нее, необходимо было еще иметь в Абхазии возможность производить вина в достаточно большом количестве и достаточно высокого качества

Экспортный рывок произошел благодаря внешнеэкономической конъюнктуре. Но ведь, помимо нее, необходимо было еще иметь в Абхазии возможность производить вина в достаточно большом количестве и достаточно высокого качества

В российских СМИ вчера появилось сообщение, которое, как я и предполагал, с большим энтузиазмом было встречено не только в среде абхазских виноделов, но и в обществе в целом, свидетельством чему – оживленное обсуждение новости на интернет-форумах. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС) России, в первом полугодии этого года маленькая, даже крохотная в сравнении с крупнейшими поставщиками Абхазия впервые в истории РФ вышла на четвертое место среди импортеров вина после «большой винной тройки» – Испании, Италии и Франции. Ранее Абхазию в рейтинге стран-импортеров вин опережали Чили, Украина, Молдавия, Болгария; в прошлом году более высокую позицию заняла Грузия, импорт из которой возобновился в конце 2013 года.

Причины такого рывка Абхазии лежат на поверхности: как и в случае с увеличением туристского потока из России, он связан с почти двукратной девальвацией за полтора года российского рубля по отношению к ведущим мировым валютам и, как следствие, к сокращению в сравнении с аналогичным периодом прошлого года на 38,5% импорта вин в РФ в целом. Скажем, импорт вин из Франции по сравнению с первым полугодием прошлого года упал более чем вдвое – до 10 миллионов литров. Импорт же из Абхазии, которая, как известно, находится в рублевой зоне, наоборот, вырос на 26,3 % и достиг 7,7 миллиона литров. Причем с конца прошлого года стоимость вин из Европы и Америки на полках российских магазинов выросла на 25-40%, в то время как вино из России и Абхазии подорожало лишь на 15%.

Безусловно, этот экспортный рывок произошел благодаря внешнеэкономической конъюнктуре. Но ведь, помимо нее, необходимо было еще иметь в Абхазии возможность производить вина в достаточно большом количестве и достаточно высокого качества. Аналитики, кстати, отмечают, что вина известных абхазских марок – «Лыхны», «Псоу», «Апсны» и других – продаются в России примерно по четыреста рублей за бутылку 0,75 литра – лишь ненамного дешевле, чем, скажем, западноевропейские, то есть берут их отнюдь не по причине низкой цены, а и качество у них вполне достойное.

«У потребителей абхазское вино пользуется огромной популярностью, потому что люди знают названия, привержены к брендам, – отмечает в публикации РБК руководитель Экспертного совета сомелье России Артур Саркисян. – Но, к сожалению, у Абхазии собственных виноградников очень мало. Из их винограда можно произвести только десятую долю того, что они выпускают».

Другой российский эксперт говорит, что площади собственных виноградников завода, на котором производятся «Апсны» и «Лыхны», составляют порядка 700 га, а часть винограда закупается тоже в Абхазии – у небольших хозяйств.

Глава Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович говорит, что с такой площади виноградников невозможно произвести значительных объемов вина:

«С 1 га хорошим урожаем считается 7 тонн винограда, из которых можно произвести 7 тыс. бутылок вина, – подсчитывает он. – Соответственно, с 700 га можно сделать 4,9 млн бутылок, ну пусть 5 млн. А по итогам 2014 года в Россию из Абхазии было импортировано более 17,5 млн бутылок вина. Где они взяли столько сырья – вопрос».

Однако в Абхазии прекрасно известно, где. Дешевый виноматериал с самого основания в 1999 году компания «Вина и воды Абхазии» начала завозить из Молдавии, о чем писали многие СМИ. Тогда потомственный винодел Николай Ачба (его дедушка и тезка еще в 20-30-е годы прошлого века создал многие марки вин, в частности, знаменитый «Букет Абхазии») сумел привлечь в развитие производства инвестиции из России. В результате этого Сухумский винзавод претерпел полную реконструкцию, был оснащен современнейшим оборудованием европейского производства. К счастью, сохранилась и школа абхазских виноделов. А вот виноградников для промышленного производства вина к тому времени в Абхазии почти не осталось. Компания приступила к закладкам новых плантаций в Сухумском и Гулрыпшском районах, причем использовались в основном французские и итальянские сорта винограда – шардоне, каберне, мерло… (Новая фирма «Напитки Абхазии» занялась закладкой виноградников французских сортов в Гагрском районе.) Но не дожидаясь, пока они начнут давать урожай, компания «Вина и воды Абхазии) стала производить ординарные и коллекционные вина, а затем и коньяк (на заводе в Цандрыпше), используя привозной виноматериал.

Наглядный, думаю, пример тому, что необязательно дожидаться создания «всех необходимых условий» для работы, главное – стремление добиться успеха. А еще мне, например, приятно, что в Абхазии способны не только к вывозу сырья (в конце девяностых звучало немало критики, что мы выживаем, в частности, за счет вывоза круглого леса в Турцию), а и, наоборот, к переработке сырья в конечный продукт. Многие считают, что производству в Абхазии хороших вин, пива, лимонадов способствует отменное качество местной питьевой воды.

Сегодня подобная кооперация используется во всем мире, сказал мне в ходе телефонного разговора главный винодел ООО «Вина и воды Абхазии» Валерий Борисович Авидзба, на винзаводы Кубани, например, привозят виноматериал из ЮАР. В то же время уже начали давать урожай виноградники фирмы, и с каждым годом он больше, так что доля своего виноматериала здесь уже гораздо больше десяти процентов.

Я поделился также с собеседником результатами своего сегодняшнего мониторинга цен на вина фирмы на Сухумском центральном рынке. Торговая точка на первом этаже здания крытого рынка, где я привык брать вино для домашних застолий по наиболее выгодной покупателю цене – 220 рублей бутылка, в два часа дня была уже закрыта. Но зато в других точках рынка под открытым небом, где вино обычно бывало дороже рублей на 20-30, вдруг увидел все марки фирмы по цене 200 рублей.

«Это было решение нашей компании, – сказал Валерий Борисович, – в разгар курортного сезона снизить оптовые цены в Абхазии на эту продукцию».

Многие интернет-комментаторы обратили также внимание на информацию о том, что впервые за последние годы на российском рынке импортеров вин сменился лидер. Как минимум с 2008-го крупнейшим импортером была компания «Лудинг», принадлежащая структурам армянского политика и бизнесмена Гагика Царукяна. Теперь она уступила первое место компании «Мистраль Алко», входящей в группу «Мистраль» Беслана Агрба, председателя правления московской абхазской диаспоры.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG