Accessibility links

Надо ли возвращать Тлийскую бронзу?


Еще в царское время раскопки в районе Тлийского могильника проводили граф и графиня Уваровы. В 1905 году были опубликованы результаты их работы. Далее раскопки проводились известным осетинским археологом Багратом Теховым – с 1957-го по 1988-й гг.

Еще в царское время раскопки в районе Тлийского могильника проводили граф и графиня Уваровы. В 1905 году были опубликованы результаты их работы. Далее раскопки проводились известным осетинским археологом Багратом Теховым – с 1957-го по 1988-й гг.

Министр культуры Южной Осетии Мадина Остаева сообщила, что
коллекция предметов, обнаруженных в ходе археологических раскопок на территории Тлийского могильника, в ближайшее время будет доставлена в Южную Осетию. Часть артефактов будет передана в Национальный музей. Основная коллекция вернется в ЮО НИИ, откуда она была вывезена на хранение в Северную Осетию после начала осетино-грузинского вооруженного конфликта. Между тем многие представители научной интеллигенции во Владикавказе и Цхинвале сомневаются в целесообразности передачи Тлийской бронзы в Южную Осетию.

Сегодня коллекция бронзы из Тлийского могильника хранится в фондах Национального музея Северной Осетии.

«Небольшая задержка с возвращением артефактов связана с долгим процессом их оформления. Каждый экспонат – а их, надо сказать, около шести тысяч – необходимо соответствующим образом оформить, задокументировать», – объясняет министр культуры Южной Осетии Мадина Остаева.

Еще в царское время раскопки в районе Тлийского могильника проводили граф и графиня Уваровы. В 1905 году были опубликованы результаты их работы. Далее раскопки проводились известным осетинским археологом Багратом Теховым – с 1957-го по 1988-й годы. Тогда было обнаружено 576 погребений и более 15 тысяч предметов – украшений, предметов ритуального характера, костюмов, оружия. Найденные артефакты относятся к V-XVI вв. до н.э., эпохе поздней бронзы, многие из них связаны со скифской и сарматской культурами. Это важнейший памятник бронзовой культуры, материалы которого проливают свет на многие проблемы древней истории Центрального Кавказа, в том числе и на вопросы этногенеза осетин.

Все предметы, обнаруженные при раскопках, были вывезены в Северную Осетию, так как в Южной Осетии не было условий для их хранения.

Лариса Сохиева, директор Национального музея Северной Осетии, в разговоре со мной напомнила о роли североосетинских ученых в сохранении культурного и исторического наследия предков осетин.

«В 90-е годы прошлого века в связи с агрессией Грузии в отношении Южной Осетии коллекция Тлийской бронзы была передана на хранение в Национальный музей Северной Осетии в рамках межправительственного соглашения. Инициатором вывоза коллекции стал Национальный музей Северной Осетии, осознавая всю значимость этой уникальной коллекции бронзы для мировой культуры. В начале этого года министр культуры Фатима Хабалова подписала приказ о том, чтобы наш музей подготовился к передаче бесценных экспонатов в НИИ им. З. Ванеева в республику Южная Осетия, и, соответственно, передача будет оформляться».

Лариса Сохиева подчеркнула, что процесс передачи уникальных артефактов – «вопрос не формальный, он требует тщательного и кропотливого научного подхода», поэтому приказом министра культуры Северной Осетии создана специальная комиссия из научных сотрудников Северной и Южной Осетии.

«Должны быть выполнены все требования инструкции по учету и хранению музейных фондов. Это будет актирование, фотофиксация передаваемых материалов. Мы сами должны быть уверены, что коллекция в полном объеме передается югоосетинской стороне. Передача коллекции будет проходить в несколько этапов, и в ней участвуют Национальный музей Северной Осетии, НИИ им. Ванеева, где и хранилась эта коллекция в Южной Осетии (война застала Баграта Техова за камеральной обработкой этой коллекции), и Национальный музей Южной Осетии, куда будет передана на хранение часть коллекции уже сотрудниками НИИ. Процесс займет несколько месяцев, поскольку коллекция насчитывает более шести тысяч предметов и относится к разряду уникальных, имеет огромное культурное значение».

Я поинтересовалась у Ларисы Сохиевой о наличии соответствующих условий хранения бесценных экспонатов, обеспечен ли Национальный музей Южной Осетии, например, соответствующей системой безопасности?

«Я затрудняюсь сказать о состоянии системы безопасности этого музея, но надеюсь, что за время сверки и передачи артефактов республика Южная Осетия позаботится о соответствующем оснащении музея техническими средствами для охраны таких уникальных предметов археологии. Они необходимы, а если таковых условий пока нет, их срочно необходимо установить. Музей должен иметь высокую степень безопасности, хранение должно быть не менее надежным, чем, например, охрана в банках».

Лариса Сохиева говорит, что об уникальности этой коллекции научно обоснованный ответ может дать Баграт Техов, посвятивший ей свою жизнь:

«Эта коллекция может дать ответы на спорные вопросы ученых о происхождении современных осетин, о наших корнях. Это бесценная коллекция для осетинского народа. И, конечно же, период ранней бронзы представляет огромный интерес для мировой и отечественной исторической науки, поскольку сыграл огромную роль в развитии человечества и, в частности, проливает свет на процессы, протекавшие на территории современного Центрального Кавказа во II тысячелетии до н.э. Это фундаментальная культура стала примером развития для многих последующих культур».

К сожалению, с самим Багратом Теховым, проживающим во Владикавказе и плодотворно занимающимся научной деятельностью в Северной Осетии, мне поговорить не удалось. На телефонные звонки известный ученый не ответил, возможно, из-за занятости.

Между тем многие мои собеседники – представители научной интеллигенции во Владикавказе и Цхинвале – сомневаются в целесообразности передачи Тлийской бронзы в Южную Осетию и считают заявления министра культуры поспешными. Они говорят, что Национальный музей Южной Осетии не обладает в настоящее время необходимым научным потенциалом для соответствующей работы с коллекцией Тлийской бронзы. Музей на протяжении 25 лет не работал, там нет научных сотрудников – специалистов по археологии.

Говорит старший научный сотрудник отдела этнологии НИИ им. З. Ванеева Лива Тедеева:

«Я очень сильно сомневаюсь, что бесценные для мировой науки экспонаты можно передать в югоосетинский музей. Во-первых, я считаю необходимым провести опись имеющихся предметов коллекции в присутствии самого Баграта Техова. Во-вторых, хотя Баграт Виссарионович заявлял неоднократно, что коллекция бронзы является достоянием Южной Осетии и должна быть возращена, но я категорически против передачи артефактов в настоящее время. И вот по каким причинам. Не только у меня вызывает большое сомнение и способность музейных работников организовать надежные условия хранения артефактов, учитывая, что в Южной Осетии бесследно исчезла знаменитая картина Махарбека Туганова «Расстрел 13 коммунаров». Возбудили уголовное дело, но ничего не найдено. Я думаю, что несколько сотрудников музея знают, куда картина пропала. Поэтому очень опасно такую ценнейшую коллекцию привозить в такое государство, где до сих пор законы об охране культурных памятников, культурного наследия не очень четко соблюдаются. Это мягко говоря. Уникальность Тлийской коллекции заключается в том, что в мире такие богатые коллекции предметов археологии ранней бронзы были обнаружены в двух регионах – у нас и в Ираке. Иракская коллекция была уничтожена в ходе военных действий. Она не имеет аналогов! И я думаю, что директор музея – хороший человек, но не историк по образованию, и я сомневаюсь, что он способен оценить смысл того, что ему собираются привезти. Возглавлять музей человеку-неспециалисту – это несерьезно. Он случайный человек в науке и музейном деле».

Один из моих собеседников обратил внимание на то обстоятельство, что в настоящее время коллекция бронзы хранится на территории России, и необходимо подготовить все соответствующие документы, разрешение на вывоз через границу. Определенные вопросы у таможни могут возникнуть. Поэтому рано говорить о том, что археологические находки, обнаруженные Багратом Теховым, вернутся в музей Южной Осетии в сентябре, а именно в этом месяце югоосетинские чиновники Минкультуры хотят представить экспозицию.

Преподаватель кафедры всеобщей истории Фатима Маргиева считает, что коллекция Тлийской и Кобанской бронзы – наследие всего осетинского народа. Она также сомневается в компетентности местных музейных работников, и у нее есть серьезные опасения по поводу сохранности музейных экспонатов:

«У моих предков – у рода Плиевых – у прадеда моего Плиты Бедзе в горах было четыре медных котла, хранившихся в нашем святилище в ущелье с древнейших времен. Бабушка моя – Фаризат Плиты рассказывала мне, что это священные котлы, в которых можно было готовить пищу только праздничную, посвящавшуюся Богу. Тогда, по легенде, такое пиво или мясо жертвенного животного приобретало определенную силу. Это были священные магические котлы. Так вот. Эти котлы наш род, потомки Бедзе Плиты, посовещавшись, решили подарить всему осетинскому народу, и мой дядя Владимир Плиев подарил их музею. Это были огромные котлы, в них помещались по три быка, многолитровые, сотни литров пива. Это были котлы ручной ковки. Но они из музея исчезли! Теперь мы, потомки Плиты Бедзе, подали в суд на музей, в Генпрокуратуру. Мы не знаем, куда делись наши котлы. Нам говорили, что их увезли в Царз на склады, но их там нет. Котлы были подарены музею в середине 80-х годов прошлого века, и тогда директором был Сиукаев Константин. Как вы думаете, можно музею такие ценности доверять? Нет, конечно», – заявила Фатима Маргиева.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG