Accessibility links

Фильм, игнорирующий реальность


Фильм повествует о добром и вечном, полностью оставляя за кадром очень непростую действительность грузино-осетинских отношений

Фильм повествует о добром и вечном, полностью оставляя за кадром очень непростую действительность грузино-осетинских отношений

Игровой фильм «Тэли и Толи», повествующий о взаимоотношениях двух соседних сел – грузинского и осетинского, выйдет в российский прокат в 2016 году. Снимался он в 2014 году в Северной Осетии продюсерским центром «Хорошо Продакшн». В полном соответствии с названием центра, фильм повествует о добром и вечном, полностью оставляя за кадром очень непростую действительность грузино-осетинских отношений.

Недавно о готовящемся выходе фильма в прокат полномочному представителю Северной Осетии при президенте РФ Бэле Икоевой и сотрудникам постпредства отрапортовали генеральный продюсер ленты Наталья Иванова и известный актер Сослан Фидаров, исполнивший в фильме роль пастуха Валико. Как сообщила пресс-служба постпредства, в основе сюжета лежит история о двух кавказских селениях – грузинском Тэли и осетинском Толи (на самом деле несуществующих), между которыми собираются установить государственную границу. «Жители этих сел издревле жили вместе, и рубеж, который можно быстро прочертить лишь на бумаге, в реальности оказывается непреодолимым препятствием. Жители селений всячески этому сопротивляются и продолжают верить в доброту, дружбу и человечность», – говорится в пресс-релизе.

Режиссер кинофильма Александр Амиров в игровом кино только дебютирует. Его, видимо, вообще не смущает очень сложная и требующая тонкого и деликатного подхода тема трагических грузино-осетинских взаимоотношений, причем не только исторических, но и современных. Вот что он говорит о своем произведении:

«Проект, подобный "Тэли и Толи", был моей давней мечтой. Я хотел снять фильм в духе грузинских комедий. И вот полгода назад, когда я озвучил это желание продюсеру Наталье Ивановой, она предложила дебютировать вот с такой лентой. Внутренний мой сценарий полностью совпал с реальным», – цитирует Амирова пресс-служба постпредства.

Конечно, фильм еще не вышел в прокат и трудно судить о его художественных достоинствах. Однако вряд ли комедийный жанр – удачный выбор для ленты о переживших кровопролитное противостояние двух кавказских народах.

Заслуженный деятель искусств РФ, народный артист Северной Осетии Анатолий Дзиваев, исполнивший в картине роль священника отца Николая, считает, что «сближать сердца людей языком искусства, как бы высокопарно это ни звучало, – как раз и есть конкретное дело. Очень нужное сейчас нам всем».

Однако, как я сегодня убедилась, актеры крайне далеки от реальных общественно-политических процессов в регионе. Я сегодня созвонилась с Анатолием Дзиваевым и спросила, знает ли он об обострении ситуации на границе Южной Осетии с Грузией и о том, как грузинские активисты повалили пограничные столбы с надписью «Республика Южная Осетия». Спросила, как он относится к тому, что официальный Тбилиси называет Южную Осетию «Цхинвальским регионом» и «оккупированной Россией территорией Грузии».

Анатолий Дзиваев, резко прервав меня, заявил, что не занимается политикой: «Подождите, я не даю никаких комментариев. Я не политик абсолютно. Если говорить о моей роли и цели авторов фильма, то мы не преследовали никакой политики. Речь идет о двух друзьях, которые живут в одном и том же месте. Потом провели границу, и они не понимают, почему им нельзя друг с другом общаться. Вот и все! Нет, я не интересуюсь политикой. Я не интересуюсь реальной ситуацией. Я не политик и не люблю политику».

На мой вопрос, признает ли он независимость Южной Осетии, Анатолий Дзиваев, выдержав паузу, ответил утвердительно:

«Да! А вы что от меня хотите, вы что, политика нашли во мне? Фильм вовсе не про осетино-грузинские отношения. Вы его видели? Все, я не хочу разговаривать. Кладу трубку».

Год назад, когда только собирались приступить к съемкам фильма, продюсер Наталья Иванова на пресс-конференции во Владикавказе говорила, что грузинские актеры не хотят участвовать в съемках фильма. Планировалось, что роль грузина сыграет Кахи Кавсадзе.

Удалось ли авторам договориться с ними, я поинтересовалась у сопродюсера фильма «Тэли и Толи», председателя Северо-Осетинского отделения Союза кинематографистов России Вячеслава Гулуева. Он тоже верит, что подобные фильмы могут способствовать нормализации отношений между двумя кавказскими народами:

«Ведь были же у нас случаи после осетино-ингушского конфликта, когда ингуши пригласили к себе осетинскую семью, а потом осетины также поступили. Они их кормили, защищали. Почему не может быть такого? По сюжету, два соседних селения, которые издавна живут дружно, осетины и грузины, тем более что герои картины – это старики. Как они могут враждовать?! Никак! Наоборот, они стараются следовать тем нормам, которые были при их дедах, прадедах, жить в согласии и мире. Даже пограничников – грузинского и русского – они призывают следовать миру и дружбе…

– Как, по-вашему, этот сценарий сочетается с реальной ситуацией?

– Да никак! Да там все время конфликты. И грузины заявляют, что они не хотят мириться с существующей ситуацией. Это вечная проблема. А мы исходим из того, что царица Тамар и царь Давид Сослан, они ведь жили вместе. А грузины, конечно, не хотят подписывать мирный договор, и с Абхазией не хотят. Мы хотим показать, мы ставили цель показать, что дружба вне политики. По сюжету, политика двух наших героев – осетина и грузина – не касается. Речь идет о сохранении любви, уважения, дружбы. Сохранить обычаи предков и делиться хлебом-солью несмотря ни на что. Граница, которую прокладывают по сценарию, – это совсем другая сюжетная линия. Она связана с кладбищем, где похоронены осетины, грузины и греки. У них одно общее кладбище, одна церковь. И когда конфликт произошел между осетинами и грузинами, то, естественно, появились пограничники. Понимаете, там такая комедийная ситуация. Это комедия. Границу прокладывают посередине кладбища, и осетины и грузины против этого. И они вместе препятствуют проведению границы. В сценарии фильма грузины вообще не участвуют. Они привлечены к съемкам, одну из главных ролей играет Кахи Кавсадзе. Я думаю, что фильм будет иметь успех. Кому-то нравится, кому-то нет. Это такой теплый, жизненный фильм», – говорит Вячеслав Гулуев.

Владимир Гутнов – автор сценария, легшего в основу фильма «Тэли и Толи», на мой вопрос, согласен ли он с изменениями, внесенными в первоначальный сценарий, ответил: «Каждый режиссер имеет право интерпретировать сценарий, как он считает нужным. Я очень редко вмешиваюсь в работу режиссера».

Один из североосетинских кинокритиков, попросивший не указывать его имени, с грустью заметил: «Некоторые наши коллеги застряли в советском прошлом и проецируют на сегодняшние события, на новейшую историю стереотипы безвозвратно ушедшей эпохи».

Однако странно, что этими стереотипами руководствуется начинающий режиссер, представляющий свой фильм чиновникам, одобрительные сообщения о котором потом появляются в российской государственной прессе.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG