Accessibility links

Избирательное поощрение


Президент Азербайджана Ильхам Алиев наградил представителей средств массовой информации по случаю 140-летия национальной печати медалями и орденами. Некоторым была выделена жилплощадь

Президент Азербайджана Ильхам Алиев наградил представителей средств массовой информации по случаю 140-летия национальной печати медалями и орденами. Некоторым была выделена жилплощадь

ПРАГА---В Азербайджане произошло несколько знаменательных событий, в частности, отмечали 140-летие азербайджанской прессы. Многих местных журналистов отметили, и президент страны Ильхам Алиев вручил медали и ордена. Некоторым выделили жилплощадь. Более подробно рассказать об этом мы попросили нашего коллегу из азербайджанской редакции Радио Азадлыг Эльхана Насибова.

Эльхан Насибов: На местных уровнях власть тоже наградила журналистов, потом каждое министерство наградило. Честно говоря, я давно такого не помню, чтобы все награждали журналистов. Даже какие-то партии награждали. Награждение прошло 22 июля – в день 140-летия прессы в Азербайджане. Президент дополнительно выделил пять миллионов на строительство здания для журналистов. В Азербайджане было очень много общественных споров по поводу того, что в тюрьме сидят журналисты, а их коллеги получают какие-то ордена, медали, грамоты из рук этой власти. Люди спрашивают, как можно получать награды, когда в тюрьме сидят журналисты. Даже была полемика в соцсети Facebook. Я обрисую ситуацию, чтобы вы могли представить. Главный редактор самой яркой оппозиционной газеты «Ени Мусават» получил из рук президента медаль и очень этим гордится.

Наш сотрудник написал в Facebook этому главному редактору Рауфу Арифоглу и спросил, как он объясняет все это. Он из оппозиционной мусаватской партии (хотя на днях вышел из нее), и задал вопрос бывшему председателю партии в Facebook, на что тот ответил, что если он получает медаль из рук президента, значит, он с ним помирился, и такому человеку нет места в нашей оппозиционной партии. А когда наш блогер (наш сотрудник) обратился к этому редактору, он сказал: «Я, как редактор, сделал больше, чем этот Иса Гамбар (бывший председатель партии), чтобы он стал президентом. Я сидел в тюрьме 17 месяцев. У меня остались трое детей на свободе, и ни один из этих оппозиционных лидеров ни разу не поинтересовался моими детьми, ничем не помог им». То есть в Азербайджане у каждого есть свой аргумент. Этот редактор, который сейчас получает этот орден или медаль, в свое время написал статью «Собачье сердце» про власти, что у этих людей душа и сердце не народные. Он считает, что в свое время очень долго боролся, дважды сидел в тюрьме, то есть он больше сделал, чем те, кто его ругает.

Амина Умарова: Власть как бы задабривает этих журналистов на будущее, чтобы они к ним лояльно относились, или они награждают уже лояльных журналистов, которые их не критикуют?

Эльхан Насибов: Очень хороший вопрос. У нас там как бы чужих не осталось, чтобы задабривать. Согласно общественному мнению в Азербайджане, они давно служат этим властям. То есть в Азербайджане все монополизировано и информационное поле тоже. Там уже других не осталось, чтобы как-то привлекать к себе. У нас даже есть мнение, что эти органы медиа, допустим, не подчиняются непосредственно президентскому аппарату, а подчиняются какому-то министерству, то есть как бы вассалы вассалов. В Азербайджане сейчас очень трудно с медиа. Редактор газеты «Ени Мусават», которой получил медаль, критикует власти, наверное, больше всех, хотя считается, что он без разрешения не мог бы их критиковать.

Амина Умарова: Но, может быть, он так критикует, что он только пересказывает все уже известное?

Эльхан Насибов: Нет, у них всегда все самое свежее, ничего старого.

Амина Умарова: А как тогда называется эта медаль? Чем его награждают?

Эльхан Насибов: Эта медаль называется «Развитие». Они считают, что орден может получить человек любой профессии. Почему другие могут получать, а журналист не может? Мы в это время говорили с международными экспертами о том, можно ли получать орден или медаль, они сказали, что это зависит от имиджа того, кто вручает. То есть имидж президента хороший – журналист может получить орден или медаль, а если нехороший, то лучше не получать.

Амина Умарова: Как тогда на фоне этих награждений журналисты сидят еще в неволе? Родственник главного редактора азербайджанской газеты «Азадлыг» обвиняется в хранении наркотиков и так далее...

Эльхан Насибов: Редактор главной оппозиционной газеты «Азадлыг» (газета «Народного фронта») сидел в тюрьме, а после освобождения уехал из Азербайджана. Сейчас он живет во Франции, но он довольно активный человек – создал в Турции телевидение под названием «Азербайджанское время». В последние дни арестовали одного его племянника, потом второго, а 24 июля провели обыск у двоюродного брата и нашли наркотики. Но все понимают, что это как бы давление на оппозиционных журналистов. 24 июля состоялось первое заседание по делу Хадиджи Исмаил – сотрудницы азербайджанской редакции Радио Свобода. Она сказала в суде, что ее посадили за разоблачительные статьи о семье Алиева и об их бизнесе. Она сказала, что ее посадили потому, что хотят, чтобы она не писала. В суде ее спросили, согласна ли она с составом судей, на что она ответила, что «у нас все судьи запачкались, и вы тоже. Что вам сказали, такое решение вы вынесете». Она говорит, что у нее нет никаких иллюзий насчет вынесенного решения.

И еще. В декабре 2014 года ее арестовали в первый раз по обвинению в доведении до попытки самоубийства Турала Мустафаева. Этот человек потом распространил видео, послал его в прокуратуру, где говорит, что на него давили, на самом деле такого не было, но следствие этих документов из дела не изымает и говорит, что «вы обратились, поэтому было возбуждено дело». Потом Хадиджу начали обвинять в финансовых нарушениях и т.д. А сейчас Мустафаева вызвали в суд в качестве свидетеля, и он говорит, что в суде скажет, как на него давили для того, чтобы он давал показания против Хадиджи Исмаил, то есть он в суде, наверное, скажет все это, и все ждут, что скажет суд. Есть мнение, что оказывается давление на его близких, поэтому еще неизвестно, кто как себя поведет. Он сказал, что когда скажет, что давал ложные показания, то его могут за это посадить, но он согласен на это.

Амина Умарова: А сколько лет ей светит?

Эльхан Насибов: Пока об этом никто не говорит.

Амина Умарова: Не будет ли это похоже на ситуацию с Лейлой и Арифом Юнус? У них тоже скоро будет суд...

Эльхан Насибов: Когда у них было первое заседание, то очень многие не узнали Лейлу Юнус. У нее больная печень. Из Германии вызвали врачей, которые выписали лекарство стоимостью 40 тысяч долларов. Адвокат говорит, что если немецкий врач выписал лекарство на 40 тысяч долларов, значит, ее состояние на самом деле серьезное. У нее разрушается печень, она говорит, что один глаз не видит. У нас многие говорят о том, что даже если эти люди виноваты, нельзя же их так мучить.

Амина Умарова: Адвокат просит заменить меру пресечения на домашний арест...

Эльхан Насибов: Да, но они этого не делают.

Амина Умарова: Они боятся, что их вывезут?

Эльхан Насибов: Да, они опасаются этого. У Арифа Юнус опухоль в голове. Они уже немолодые – им примерно 60-65 лет. Я не знаю, как в других регионах, но в Азербайджане очень сильно распространен туберкулез. У Лейлы Юнус выпадают волосы, и ее никто не узнал. Просто видео было снято таким образом, что ее закрыли со всех сторон. Арифа Юнус было видно, а ее нет. Я могу судить только по видео, а наш корреспондент, который видел ее, говорит, что Лейлу Юнус невозможно узнать – совсем другой человек.

Амина Умарова: А как власть выбирает, кого награждать? Кто и по каким показателям взвешивает, хорошая критика или плохая?

Эльхан Насибов: Когда в 1993 году Алиев пришел к власти в Азербайджане, я работал в Баку, тогда цензура была. Потом Алиев отменил эту цензуру. Одна цензура была политическая, другая – военная, потому что в Азербайджане было военное положение. Негласно говорили, что нельзя критиковать Алиева, а вне этого, что хотите, то и пишите, критикуйте, кого хотите. Потом туда каким-то образом добавили председателя парламента, который был как бы вторым человеком в то время. Нельзя было критиковать Гейдара Алиева, а потом, со временем, и Гейдара Алиева критиковали. Во время правления Гейдара Алиева можно было его критиковать. Сейчас в Азербайджане, например, семью Ильхама Алиева не то что не принято критиковать, но и небезопасно. То есть Ильхама Алиева можно критиковать, а его семью – не принято.

Амина Умарова: Получается, что бизнес нельзя критиковать. Почему семью критикуют – из-за бизнеса, ворованных денег, коррупции, монополии на бизнес?

Эльхан Насибов: Вещи, связанные с семьей, нельзя критиковать. Министра критиковать тоже опасно, потому что он тоже будет на тебя нападать, но атака министра несравнима с атакой президента. Он может обращаться в суд, который будет тебя преследовать, но это не так, как сверху – как каток. Но Ильхама Алиева можно критиковать – его политику, все что угодно...

Амина Умарова: Главное, чтобы финансы не трогали?

Эльхан Насибов: У него самого финансов нет. Нельзя сказать, что у президента что-то есть, у него есть семья, связанная с бизнесом. Проблема в том, что, согласно азербайджанским законам, например, нельзя сказать, что закон запрещает семье президента иметь что-то – они могут иметь фирмы и тому подобное, но президент не может.

Амина Умарова: Я не могу избавиться от ощущения, что этот макет управления страной Ильхам Алиев и его правительство берут у России...

Эльхан Насибов: У нас считают, что Россия взяла у Азербайджана. Потому что у нас всегда считалось, что Россия более прогрессивная страна, чем Азербайджан. То есть у нас все, кто не может жить, заработать, всегда уезжали в Россию, однако в последние годы не едут, потому что считают, что Россия стала как Азербайджан. Я говорю это на самом деле не ради красивых слов. У нас всегда все считали, что в России, в отличие от Азербайджана, есть больше возможностей и уезжали туда. У нас были времена, когда в одном южном районе Азербайджана человек в селении умер, и не нашлось мужчин, которые могли бы его похоронить – все были в России. Это было примерно 10-15 лет назад. Сейчас ни один человек не уезжает в Россию, и не потому, что в Азербайджане нет проблем, я думаю, что Путин очень многое принял от Гейдара Алиева. Чем отличается в Азербайджане управление Гейдара Алиева от России, допустим, 15-летней давности? В России есть какие-то богатые люди вне власти, но они имеют хорошие отношения с властью, а в Азербайджане таких нет. В Азербайджане вне власти нет богатства. Или, например, в России были какие-то независимые медиа-органы, со временем их тоже не стало... То есть наша страна, наверное, единственная, где нет миллионеров.

Амина Умарова: Официальных миллионеров...

Эльхан Насибов: Нет, неофициальные есть. У нас считается, что, допустим, если ты миллионер, то эти деньги можешь использовать на борьбу за власть. То есть, начиная со времен Гейдара Алиева, у нас быть богатым было очень опасно. Я не думаю, чтобы в России так было, наоборот, в России все кичатся своим богатством, а у нас люди боятся своего богатства. Человек должен занимать какой-то пост, чтобы защищать это богатство. И, как чиновник, он боится сказать, что богат, потому что в любой момент его могут спросить: откуда у тебя такие деньги? То есть у нас в Азербайджане все боятся. Система такая: неизвестно еще, им от этого что-нибудь остается или нет.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG