Accessibility links

Когда Конституционного суда нет...


Один из сотрудников Минюста на условиях анонимности пояснил, что вопрос законности выражения недоверия члену правительства может рассматривать только Конституционный суд, но его в республике нет

Один из сотрудников Минюста на условиях анонимности пояснил, что вопрос законности выражения недоверия члену правительства может рассматривать только Конституционный суд, но его в республике нет

Председатель парламента Южной Осетии Анатолий Бибилов заявил, что решение Верховного суда от 22 июля будет обжаловано. Напомним: суд признал неконституционным и не имеющим юридической силы вотум недоверия парламента в отношении бывшего министра иностранных дел, вынесенный 13 марта. Экс-глава югоосетинского МИДа Давид Санакоев в свою очередь заявил СМИ, что не намерен обжаловать указ президента о своем освобождении, и обратился в суд лишь для того, чтобы добиться справедливости.

Бывший глава югоосетинского внешнеполитического ведомства и советник президента Давид Санакоев заявил югоосетинским СМИ, что не преследует политических целей и не собирается обжаловать указ президента о своем освобождении. Он уверен: суд подтвердил, что законодательному органу не хватило компетентности и профессионализма, чтобы соблюсти требования закона.

«Стремление спикера парламента политизировать решение суда связано именно с тем, что парламент под его председательством, говоря прямо, сел в лужу и не смог вынести мне вотум недоверия в установленном законом порядке», – сказал Санакоев журналистам.

В разговоре со мной спикер югоосетинского парламента Анатолий Бибилов заявил, что Верховный суд не может отменить решение парламента, а потому вердикт не имеет юридической силы:

«Удивительно, что те люди, которые заявляют, что не надо политизировать этот вопрос, вносить смуту, кричат: не выносить решение Верховного суда на политическую составляющую. Получается, что они именно и вносят смуту. Верховный суд и сам Давид Санакоев прекрасно знают, что иска министра об отмене постановления парламента в решении суда нет. Я не понимаю, какие между судом и Санакоевым имеются договоренности и что они хотят этим решением добиться. Я уверен: и Верховный суд, и Давид Санакоев понимают, что вынесенное решение Верховного суда не имеет юридической силы. Другое дело, почему понадобилось сейчас обострять ситуацию, когда очевидно, что исполнительная и законодательная власти начали взаимодействовать. Наметившееся спокойствие в обществе и установленное взаимопонимание между исполнительной и законодательной властями, осознание того, что нам необходимо вместе двигаться вперед для реализации государственных задач, – все эти аспекты, видимо, кого-то не устраивают, кому-то это не нравится. Чего эти люди добиваются? Зрелищ?»

Анатолий Бибилов обратил внимание на то, что Санакоева уволил президент, но это решение он не оспаривает, «а уперся в постановление парламента, которое было принято коллегиально»:

«Суд не мог отменить решение коллегиального органа. Заявления Верховного суда о том, что постановление парламента не имеет юридической силы, меня удивляют. Они разве не осознают, что делают? У меня такое ощущение, что некоторые судьи Верховного суда не понимают, что делают. Наши юристы будут работать, оспаривать это решение. Такую вакханалию терпеть невозможно».

Я поинтересовалась мнением югоосетинских экспертов. Мои собеседники едины во мнении, что Верховный суд присваивает себе полномочия Конституционного. Один из сотрудников Министерства юстиции на условиях анонимности пояснил, что вопрос законности выражения недоверия члену правительства может рассматривать только Конституционный суд, но его в республике нет. Верховный суд вправе следить за соблюдением трудового законодательства и определить, было ли оно нарушено. Конституционные споры – это прерогатива Конституционного суда, а трудовые – Верховного, поэтому Верховный суд, не имея на это полномочий, начинает вмешиваться в конституционные дела, считает югоосетинский юрист, согласившийся поговорить на условиях анонимности.

Депутат парламента от «Единой Осетии» Петр Гассиев напомнил о том, что в 2012 году Верховный суд в нарушение закона восстановил в должности спикера парламента пятого созыва Станислава Кочиева. Этот случай стал прецедентом, считает он:

«И тогда, и сейчас Верховный суд не имел никакого права принимать такие решения. Это рецидив. Отменять постановление парламента – это исключительное право Конституционного суда, которого в республике нет. А полномочиями Конституционного суда Верховный суд не наделял никто. Из трех ветвей власти судебная пытается расширить свои полномочия и ограничить полномочия законодательной власти. Это незаконные действия. Я не знаю, чего они добиваются, но когда одна ветвь власти присваивает себе функции другой ветви власти, то получается хаос, нарушение государственных устоев. Есть три ветви власти, и каждая должна работать в своем правовом поле», – говорит депутат.

Петр Гассиев считает, что решение Верховного суда является политически мотивированным:

«Что бы там Давид Санакоев ни говорил, это решение имеет чисто политическое действие, имеет четкий политический окрас. Это решение направлено на ослабление парламента, на разрушение той системы сдержек и противовесов, которые в республике в последнее время появились. И мое личное мнение, что решение Верховного суда – это сигнал, признак начавшейся уже, видимо, президентской предвыборной кампании. Заявления Санакоева и решение Верховного суда укладываются в логику событий. Заявление Санакоева о том, что решение президента об его увольнении он не собирается опротестовывать в суде, показывает, что это чисто политическое действие. Для чего тогда он подает иск, если не собирается защищать свои права и не опротестовывает факт своего увольнения? Видимо, этот вопрос его не волнует».

Бывший судья Верховного суда Юрий Кокоев говорит, что Верховный суд мог в данном случае разобраться лишь в том, был ли нарушен трудовой кодекс при освобождении Давида Санакоева с занимаемой должности:

«Верховный суд имеет право принимать решения только по процедуре, по порядку увольнения согласно трудовому законодательству. Только в этой части Санакоев мог обраться в Верховный суд… А почему сейчас этот вопрос опять встает? Ведь он уволен, его уволил сам президент. В чем еще дело? Почему он не обжалует решение президента, ведь уволил-то его президент, а не парламент. Кто их поймет? Там у них по договоренности было… Между ними состоялся разговор, и президент сказал ему, чтобы не обострять: давай уходи без шума. Разошлись, вроде бы, с миром. А теперь что он хочет?» – вопрошает Юрий Кокоев.

Я созвонилась с Давидом Санакоевым. Он отказался от комментариев.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG