Accessibility links

Рамаз Чхиквадзе: «Сила в единстве»


Начинающий телережиссер Рамаз Чхиквадзе

Начинающий телережиссер Рамаз Чхиквадзе

ПРАГА---В рамках рубрики «Гость недели» мы пригласили в студию молодого, еще только начинающего телережиссера, но уже попробовавшего свои силы в те июньские дни, когда вся Грузия переживала разгул стихии в Тбилиси и ее последствия. На наши вопросы отвечает сотрудник телекомпании «Имеди» Рамаз Чхиквадзе.

Кети Бочоришвили: Рамаз, недавно грузинские зрители телеканала «Имеди» увидели твой клип, который был связан с трагическими событиями в Тбилиси – с наводнением, гибелью людей, зверей в зоопарке и так далее. Расскажи, что это за клип, почему ты его создал и какая была на него реакция?

Рамаз Чхиквадзе: Началось с того, что через несколько дней после наводнения мне позвонила моя подруга – певица Кети Бурдули. Когда началась война на Украине, мы сделали клип «Young Georgian Artists» («Молодые грузинские артисты») для Украины. В клипе снялось много артистов, и таким образом мы хотели выразить поддержку. Кети Бурдули тоже пела в этом клипе, потому что в то время принимала участие в грузинской версии конкурса «Голос». Она предложила мне сделать видеоклип сейчас, когда в Грузии случалась такая трагедия, и таким образом выразить поддержку нашей родине. Я сказал, что уже думаю об этом и мне нужен тот, кто поможет мне в этом. Мы обо всем договорились, позвонили еще одной нашей подруге Мацацо, которая является продюсером. Я сразу же придумал, что самой лучшей для этого клипа будет песня группы «Мгзавреби» – «Сила в единстве». Я думаю, что этот слоган был тем, что объединило волонтеров, которые помогали в борьбе с последствиями наводнения.

Кети Бочоришвили: А почему ты сделал такой вывод?

Рамаз Чхиквадзе: Везде в интернете была эта фраза – «Сила в единстве». Я сразу же вспомнил эту песню, которую написал Гиги Дедаламазишвили – солист группы «Мгзавреби». Мы ему позвонили, договорились. Он был очень рад. Мы сразу же позвонили в «Фортуна рекордс», где нам сказали: «Давайте запишем, нет проблем, когда вы скажете». На следующий день мы поехали в «Фортуна рекордс», договорились с несколькими певцами, волонтерами, которые были на месте трагедии – знаменитые, незнаменитые, актеры, спортсмены, – всеми, кто там помогал. Мы хотели, чтобы это был гимн тех, кто помогал на месте трагедии. Мы записали эту песню, а на следующий день за 24 часа мы успели снять этот клип, сделали монтаж, работали всю ночь, чтобы на следующий день он был показан в эфире телеканала «Имеди».

Кети Бочоришвили: Ты можешь назвать имена исполнителей?

Рамаз Чхиквадзе: Их было очень много. Если я сейчас их буду называть, то, наверное, кого-то забуду, поэтому лучше не сделаю этого. Там у нас есть футболисты (Ачи Арвеладзе), баскетболисты (Виктор Саникидзе), регбисты...

Кети Бочоришвили: Они тоже пели?

Рамаз Чхиквадзе: Да, они пели. Волонтеры и добровольцы пели потом эту песню. Были актеры, певцы, а также просто никому не известные люди, которые там помогали. На месте трагедии работали также иностранцы, афроамериканцы. Я смог дозвониться до них, и они с радостью согласились спеть. Получился очень теплый, добрый клип. Он был очень простой, там были кадры того, что случилось 13-14 июня, и того, как поют эти люди.

Кети Бочоришвили: Рамаз, насколько я знаю, кадры тоже были твои личные. Ты живешь недалеко от того места, где это все произошло.

Рамаз Чхиквадзе: Да, я живу на том месте, где это все произошло, но немного выше, поэтому нас это не затронуло. Ночью, когда это случилось, у нас дома отключили свет и я вышел на балкон, чтобы посмотреть, есть ли у соседей свет. Я увидел, что на новой Ваке-Сабурталинской трассе что-то было не так – машины ехали не в ту сторону, и я сразу увидел, что идет поток воды. У меня есть своя студия и дома имеется профессиональная камера, потому что при съемке обычным телефоном ничего не было видно – внизу было очень темно, так как на улице тоже отключили свет. У моей камеры есть особые функции, при помощи которых я смог снять все происходящее. Я снимал всю ночь – как приезжала полиция, как туда хотели добраться... Я не хочу говорить, что для меня было плюсом то, что я это снял, но это был плюс для истории, потому что эти кадры останутся.

Кети Бочоришвили: Было ли у тебя желание пойти вниз помочь?

Рамаз Чхиквадзе: Было, но когда я увидел, что там происходит, я понял, что не смог бы ничем помочь, потому что вода настолько поднялась, что даже полиция ничего не могла сделать. В тех машинах, которые я снял, думаю, никого не осталось, потому что у людей было время для того, чтобы покинуть машины и убежать. В своем клипе я использовал только два маленьких кадра из тех, которые я снял, потому что хотел, чтобы этот клип больше был о том, как добровольцы и волонтеры помогали, и меньше о том, что случилось. Только вначале я использовал несколько кадров о наводнении и больше кадров использовал о том, как помогают люди и как вместе они могут быть сильны.

Кети Бочоришвили: Почему ты выбрал эту профессию? Ты являешься внуком очень знаменитого дедушки, носишь его имя и фамилию – Рамаза Чхиквадзе, который очень любим всеми, кто когда-либо его видел на сцене, и это, наверное, ко многому обязывает, чем бы ты ни занимался – был бы ты актером или снимал клипы...

Рамаз Чхиквадзе: Раньше я хотел быть актером, и даже некоторое время выступал на сцене театра Руставели. 2-3 года назад режиссер Дато Сакварелидзе пригласил меня в мюзикл «Оливер Твист». Потом, когда я начал работать на телевидении, понял, что мне ближе режиссерство, чем актерство. Мне очень нравится профессия актера, она мне очень интересна. Я знаю, что многие режиссеры становятся актерами, и, может быть, мне когда-нибудь будет интересно сыграть, но сейчас я себя вижу только в режиссерстве и продюсерстве.

Кети Бочоришвили: Рамаз, я знаю, что ты намерен учиться в Лондоне...

Рамаз Чхиквадзе: Я пока об этом не хочу говорить, потому что жду ответа – я послал аппликацию в одну очень престижную лондонскую кино- и телевизионную школу, где я хочу пройти один курс, потому что возраст не позволяет мне пойти на тот курс, который мне сейчас нужен.

Кети Бочоришвили: Сколько тебе лет?

Рамаз Чхиквадзе: Мне 18 лет. Поэтому мой возраст подходит для второго курса – режиссера телевидения.

Кети Бочоришвили: Ты серьезно хочешь заниматься клипмейкерством?

Рамаз Чхиквадзе: Нет, не клипмейкерством. Сначала я хочу стать телережиссером, может быть, и продюсером тоже. Это очень близкая мне и интересная профессия. После этого, я, наверное, буду еще думать о том, чтобы продолжить учебу на кинорежиссера.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG