Accessibility links

Сегодня в Абхазии отмечают День памяти защитников Отечества. В Отечественной войне абхазского народа 1992-1993 годов принимали активное участие и добровольцы из Южной Осетии. Они объединены сегодня в ветеранскую организацию.

Президент Южной Осетии Леонид Тибилов направил президенту Республики Абхазия Раулю Хаджимба телеграмму в связи с отмечаемым Днем памяти защитников Отечества. В ней, в частности, говорится, что «двадцать три года назад под надуманным предлогом защиты железнодорожной магистрали на территорию суверенной Абхазии вторглись механизированные подразделения регулярных войск Грузии и до зубов вооруженные бандформирования кровожадных грузинских неформалов». Тибилов отмечает, что «под руководством выдающегося государственного и общественного деятеля страны Владислава Григорьевича Ардзинба народ встал на защиту своей свободы и независимости», которая завершилась «позорным поражением агрессора».

В войне абхазского народа с Грузией свою лепту внесли и осетинские добровольцы. Участник Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 годов, лидер парламентской партии «Единство народа» Владимир Келехсаев вспоминает, как двадцатилетним юношей отправился на помощь братскому народу Абхазии в составе 50 югоосетинских ополченцев во главе с легендарным Аланом Джиоевым – «Парпатом»:

«Мне было 20 лет, когда начались события в Абхазии. Я служил в миротворческих силах, в роте разведки, нами командовал Джиоев Алан – «Парпат». Он нас собрал и сказал: «Ребята, надо ехать, помогать нашим братьям абхазам». Мы согласились. Нас было 50 человек. Выехали во Владикавказ в штаб ополчения. Его возглавлял Бибо Дзуцев. Там Алан Джиоев решил все вопросы, мы автобусом доехали до аэропорта Беслана и транспортным самолетом долетели до Абхазии. Нас встречал сам Ардзинба. Прекрасно он нас встретил. В своей речи он сказал: «Вы сегодня находитесь на клочке земли Южной Осетии». Мы остановились в Гудаутах в санатории «Осетия». Он нас поблагодарил. Брали мы там, штурмовали высоту Шрома, и по приезде сами узнали, какой выдающийся человек возглавляет нашу группу. Мы там узнали, кто такой «Парпат». Резко он себя обозначил. Он руководил всеми операциями, в которых мы участвовали... «Парпат» там получил ранение.

– Как долго ваша группа воевала в Абхазии?

– 27 дней, потерь у нас не было, были раненые. Это был 1993 год, лето. До освобождения Абхазии, до окончания войны оставалось несколько месяцев.

– Как вы узнали об окончании войны?

– У нас тоже здесь были напряженные времена в Южной Осетии. Мы там не могли больше оставаться, потому что грузинские фашисты наступали на нашу сторону. В Южной Осетии начиналась активная фаза вооруженного противостояния с Грузией. Ополченцы отражали натиск грузинских военных уже в боях за Южную Осетию. Часть наших ребят осталась в Абхазии вместе с североосетинскими добровольцами. Вот вы говорите, что нами двигала военная романтика, но на самом деле мы даже не думали о романтике. Мы знали, что это война. Когда мы собирались туда ехать, мы знали, что врага хоть в Южной Осетии надо бить, хоть в Абхазии. Нам это удалось… Сегодня мы помним имена всех погибших, которые отдали свои жизни во имя свободы Абхазии и Южной Осетии, – таких ребят очень много. Таких, как Алан Джиоев и другие, можно долго их перечислять».

Председатель Союза защитников Отечества, депутат от «Народной партии» Амиран Дьяконов тоже был среди югоосетинских добровольцев, которыми командовал Алан Джиоев:

«Это было время антифашисткой борьбы народов Абхазии и Южной Осетии против идеологии тбилисского режима. Это была народно-освободительная борьба. Туда поехали патриоты. Мы понимали, что колониально-захватническая война Грузии обернется и против Южной Осетии, и, понимая общность наших судеб с абхазами, патриотическая молодежь приняла активное участие в борьбе абхазского народа за свое освобождение от грузинского фашизма. Наша группа подъехала в 1993 году с Аланом Джиоевым. Это был командир – самородок, который всегда шел впереди своих бойцов. Он делал все, чтобы сохранить жизнь своих ребят. Мы выполнили свои задачи, возложенные на нас командованием Минобороны Абхазии. Мы участвовали в захвате высот Шрома и Цугуровка. Это главные высоты над Сухумом, после этого открылись выходы на Сухум, оккупированный грузинскими войсками. После этого был штурм Сухума. Борьба абхазского народа за свою свободу была победоносно продолжена», – делится воспоминаниями Амиран Дьяконов.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG