Accessibility links

Городские сумасшедшие, узнаваемые всеми попрошайки и уличные торговцы стали героями новой серии работ молодой художницы Ирены Оганджановой. Сейчас она готовится к персональной выставке. И живопись – не единственное, чем занимается художница.

Небольшой домик в Старом Тбилиси. Здесь жили бабушка Ирены, ее мама, живет тут и Ирена, сколько себя помнит. Под ногами скрипят половицы, а где-то во дворе мяукает кот – в августовский полуденный зной Старый город практически замолкает. Дома у Ирены, как в небольшой галерее искусств. Прямо у входа – расписанные вручную комод и плиты на полу, со стен смотрят необычные мифические персонажи – обнаженные женщины с туловищами животных, окруженные скрытыми символами и загадками, а рядом с ними десятки кукол: сумасшедшая цветочница, артистки кабаре и Шахрияр, занесший кинжал над телом Шахерезады.

Отношения с дамой в красном у Ирены не заладились с самого начала. Она от нее отворачивалась, капризничала и никак не желала взглянуть в глаза своей создательнице. Эту привереду зовут Марго.

И прежде чем стать певицей в ярком платье с цветами и перьями, провожающей последние годы молодости, – она была безликим куском паперклея – специального материала для лепки, содержащего глину. Ирена работает в не совсем обычной технике – ведь, как правило, кукольники одевают свои создания в костюмы из ткани. Ирена же прибегает к ее имитации: куклы, как и все то, во что они одеты и украшены, результат кропотливой лепки. По словам художницы, иногда ее герои доводят ее до изнеможения – упираются, сколько есть сил, не желая покоряться авторской задумке. Как, например, было с Марго, рассказывает Ирена.

Художница Ирена Оганджанова

Художница Ирена Оганджанова

«Вот эта дама со мной очень долго конфликтовала. И цвет волос, и прическа, черты лица – очень много всего переделала, пока она на меня не посмотрела, пока она не вошла со мной в контакт. Глаза уже вроде сделаны, они выписаны – но они смотрят сквозь. А нет контакта значит! Кто занимается этим, он поймет. Это существо, которое создается, и у него есть свой характер. Если это существо с тобой не разговаривает, не входит с тобой в контакт, не смотрит на тебя и в итоге не благодарит за то, что вот оно такое было создано, – то у тебя работа не получилась».

Первая кукла, продолжает Ирена, у нее получилась в какой-то степени экспромтом: она занималась оформлением бутылки, в качестве крышки к которой она решила слепить женскую голову. Осуществив задуманное, она поняла, что голове все же нужно туловище, а не бутылка – и руки сами начали лепить фигуру. Первая серия ее кукол – «Времена года» – четыре дамы: холодная, но мягкая Зима, теплая цветущая Весна, жаркая страстная Лето и ветреная Осень. Некоторые из ее героев не отпускают ее в течение нескольких месяцев, говорит Ирена. Она возвращается к их образу, историям и характерам изо дня в день. Однако, несмотря на труд, вложенный в каждое создание, – прибыльной эту деятельность никак не назовешь. По словам Ирены, большинство ценителей искусства, если уж решаются на покупку, выбирают живопись. Кукол, говорит художница, редко воспринимают всерьез.

«Все зависит от сложности работы. Есть процесс, который длится три-четыре месяца. Это работа с утра до вечера, пока ты в состоянии видеть. Там настолько мелкая работа, что глаза ужасно устают, и просто потом должен отключиться на какое-то время. Пока что у нас в стране, несмотря на то, что есть ряд очень интересных кукольников – правда, интересных, со своим стилем, почерком, – я бы не сказала, что этот труд востребован и оценен. Наверное, само это слово «кукла» ассоциируется у людей с игрой какой-то, с чем-то несерьезным, может быть. Но на самом деле – это правда очень серьезный труд, кропотливый и он очень много берет от художника».

Ирена, по ее словам, часто экспериментирует. Она прибегает к различным формам самовыражения, техникам. Сейчас она работает над серией работ, посвященной Тбилиси и тбилисцам. Среди ее героев, например, пожилая дама, которая неизменно прогуливалась по городу в белых праздничных нарядах. Про нее поговаривали, будто бы ее бросил жених прямо перед свадьбой, после чего она и стала одеваться подобным образом. Практически каждый, кто бывал в Тбилиси, узнает на картине и старуху с несметным количеством кошек, обитающую неподалеку от улицы Шардена. Коллекция тбилисских зарисовок Ирены на сегодняшний день состоит уже из сорока работ. И скоро, надеется художница, серия будет закончена и экспонирована на персональной выставке.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG