Accessibility links

У каждого, как говорится, свой вкус, но при всем разнообразии и разнобое отзывов туристов об отдыхе в Абхазии есть оценки, в которых сотни тысяч людей проявляют единодушие. Так, все дружно отмечают редкую красоту природы этих мест, где горы соседствуют с морем, прекрасные климатические условия. Если же говорить о минусах, то как бы ни разнилось восприятие уровня питания, профессионализма и вежливости персонала в здравницах советского времени постройки (а это львиная доля курортного «коечного фонда»), даже самых благожелательных туристов раздражают старая мебель и то, что косметические ремонты не могут скрыть их обветшалость, «допотопность» инфраструктуры.

Но в последние лет пять в Абхазии как грибы после дождя стали расти мини-гостиницы, гостевые дома, коттеджные поселки и тому подобное, экстерьеры и интерьеры которых отвечают взыскательным и разнообразным вкусам.

Ценовой разброс большой. «Грифон» в Гудауте предлагает одноместные номера от 600 рублей за сутки, а работающий круглогодично «Амран» в Гагре – номера от пяти тысяч рублей. Стили тоже разнятся. Парк-отель «Остров» в гагрском селе «Алахадзы» – это десять коттеджей из бамбука на берегу небольшого озера. Гагрская «Абхазия» – особняк с круглыми башнями и фигурными балконами.

На днях проезжая Новый Афон, в нескольких десятках метров от городского железнодорожного вокзала впервые обратил внимание на словно выросшее из-под земли шестиэтажное, напоминающее одновременно средневековый замок с башенками и парусник здание между шоссе и вплотную подступающим здесь к нему берегом моря. Увидев табличку «отель», зашел и выслушал такой рассказ его управляющего Эдуарда Завадского:

«Отель принадлежит русской семье, которая проживает в Абхазии уже порядка десяти лет. Они приехали в 2005 году и с тех пор так здесь и остались. Они являются гражданами Абхазии, и в один прекрасный момент они поняли, что хотят сделать, что могло бы привлечь внимание. Поэтому в течение года – с 2014 по 2015 год – отель «Вилла сова» был построен. За основу были взяты мотивы юга Франции и юга Италии, потому что владельцам гостиницы очень нравится эта тематика. Мы запустились с 1 июня 2015 года. Отель рассчитан на сорок номеров. Работает в течение этого сезона и, если будут гости, вплоть до 31 января. Потом отель будет закрыт на техническое обслуживание и откроется 1 мая 2016 года… Люди едут, и появляются первые рецензии, их можно найти в интернете».

В начале июля главред «БлогСочи.ru» Александр Валов опубликовал фоторепортаж, названный «Шокирующая разруха Абхазии». Подобные тексты и фото вызывают у меня, как и у многих моих сухумских знакомых, противоречивые чувства. Нелепо было бы спорить с очевидным – с тем, что многие здания в Сухуме, в частности главное здание вокзала, и других местах, где двадцать с лишним лет назад шли боевые действия, превратились в «оранжереи для сорняков» и свалки. А также пытаться как-то оправдать леность многих и многих своих земляков, отдельные из которых порой даже до мусорного контейнера умудряются не донести бытовые отходы, бросают по дороге. Понимаю и то, что наш, местных жителей, взгляд на окружающее за многие послевоенные годы уже «замылился» и скользит мимо тех руин, которые так ужасают и возмущают приехавших к нам впервые.

Но одновременно, давным-давно читая описания таких «первооткрывателей современной Абхазии», я не уставал удивляться их непониманию некоторых вещей. Представим себе типичную окраинную сухумскую улицу, где когда-то шли бои и каждый десятый дом стоит опустевший и полуразрушенный, ибо в свое время в него угодил снаряд. Абхазия после войны опустела более чем наполовину, и для оставшихся ее жителей хватало целых домов и квартир. Так как же поступали бы живущие в соседних с этими дичающими домами люди, будь они кто угодно – грузины, русские или даже немцы – использовали бы любую заработанную копейку, чтобы наладить жизнь своей семьи, скажем, купить для нее бытовую технику, или чтобы отремонтировать фасад соседнего пустующего дома, дабы его вид не раздражал прохожих или проезжих? Вопрос риторический.

Аналогично этому – и на муниципальном, республиканском уровне. Благодаря российской финансовой помощи в Абхазии было капитально отремонтировано, порой, по сути, возведено с нуля немало знаковых объектов. Но это все объекты функциональные – театры, школы, детсады… И на железнодорожном вокзале в Сухуме отремонтировано отдельно стоящее небольшое здание, которого вполне хватает для функционирования касс. А основное здание вокзала, будь оно сегодня за огромные деньги приведено в порядок, при существующем объеме пассажиропотока точно стояло бы почти пустым. Очень наивно было бы также полагать, что на суммы российской финансовой помощи последних лет можно было бы отстроить все подряд разрушенные в Абхазии в войну здания.

Естественно, инвестор вложится в такое броское и одновременно функциональное здание, а не будет приводить в порядок расположенный неподалеку и когда-то красивый, а сегодня угнетающий «мерзостью запустения» новоафонский железнодорожный вокзал. Так устроен мир. И естественно, что сотрудники отеля озабочены чистотой своего пляжа, а не всего побережья. Но чем больше будет возникать таких объектов, приносящих деньги их хозяевам и государству, тем скорее удастся привести в божеский вид и прилегающие к ним территории.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG