Accessibility links

Нино Бурджанадзе: «Нужно не бояться каких-либо ярлыков»


Лидер партии «Демократическое движение – единая Грузия» Нино Бурджанадзе

Лидер партии «Демократическое движение – единая Грузия» Нино Бурджанадзе

ПРАГА---Сегодня в рамках рубрики «Гость недели» мы побеседуем с лидером партии «Демократическое движение – единая Грузия» Нино Бурджанадзе.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Нино, на днях министр обороны Грузии Тинатин Хидашели в ходе поездки в США обронила фразу о том, что после каждого из ваших визитов в Москву здесь что-нибудь (имеется в виду Грузия) да происходит. Согласитесь, что это достаточно серьезное обвинение в ваш адрес. Какую реакцию оно у вас вызывает?

Нино Бурджанадзе: Никакой. Это не обвинение, а просто голословное заявление, потому что сама госпожа Хидашели, если она имеет в виду перенос границы, на второй день после этого факта заявляла, что ничего страшного не происходит и это происходит уже несколько лет, и почему-то она сейчас это связала с моим визитом, что, естественно, не имеет под собой никакого основания. С другой стороны, я могла бы посоветовать госпоже Хидашели, если ей не нравятся мои визиты, она имеет достаточно высокий пост, может поехать в Москву и пусть она встречается с Путиным, со своим коллегой, и приносит хорошие результаты для Грузии.

К сожалению, в грузинской политике присутствуют люди, для которых антироссийские заявления являются пищей для нахождения у власти, а интересы Грузии и реальные попытки решить проблемы, которые действительно очень важны и сложны для Грузии и касаются именно российско-грузинских отношений, для них не имеют особой ценности, потому что им нужно удержаться во власти во что бы то ни стало, держать в руке антироссийский флаг и доказывать своим западным патронам, что они антирусские и для них самое важное – так называемая прозападная ориентация. Честно говоря, по этой причине я особо серьезно и не рассматриваю такие заявления.

Кети Бочоришвили: А какие у вас самые серьезные аргументы в отношении ваших поездок в Москву?

Нино Бурджанадзе: Это аргументы, которые доказаны всемирной практикой в течение всех тысячелетий, во время которых существуют межгосударственные отношения и политика. В политике вообще существует два пути решения проблем, а то, что у нас есть проблема с Россией, это, мне кажется, абсолютный факт, который не нуждается в дополнительных аргументациях. Каковы эти два пути? Одна дорога – решение своих проблем с соседями и другим государством – это война, а другая дорогая – регулирование проблем путем переговоров. Естественно, мы должны исключить любое военное противостояние с Россией. Таким образом, остается только переговорный процесс и политический диалог. Именно относительно политического диалога я и разговариваю, когда встречаюсь в России и даже когда я нахожусь в Грузии.

Конечно же, было вопиющим фактом, что после моего приезда из Москвы я сделала официальное заявление, что у меня есть конкретные предложения, в том числе согласованные с российской стороной, как можно начать урегулирование российско-грузинских отношений. Однако никто из сегодняшней власти – ни господин премьер-министр, ни господин председатель парламента, ни другие представители власти вообще не заинтересовались тем, что же все-таки Бурджанадзе на самом деле привезла из Москвы. Может быть, я привезла что-то плохое, а может быть, я привезла что-то позитивное. Но они настолько боятся ярлыка прорусского политика, что даже не заинтересовались тем, что можно было бы использовать во благо Грузии. Я считаю, и это не только мое мнение, но и всех друзей Грузии, что без диалога с Россией невозможно решать российско-грузинские отношения, невозможно решать те проблемы, которые нас беспокоят, и, что самое интересное, все настоящие друзья, в том числе на Западе, нам как раз и говорят, что мы должны разговаривать с Россией напрямую. Однако для того, чтобы это сделать, нужно иметь мужество, опыт и не бояться каких-либо ярлыков

Кети Бочоришвили: В этом у вас с той же Тиной Хидашели нет расхождений. Она тоже говорит в интервью, что «нам не нужна война с Россией». Тогда в чем вы расходитесь?

Нино Бурджанадзе: Я не знаю. Мы расходимся только в том, что я говорю относительно диалога и делаю эти шаги, а другие просто боятся делать эти шаги и делают только голословные заявления. Что касается госпожи Хидашели, то я бы посоветовала ей встретиться со своим непосредственным коллегой из стратегического для нас государства и после этого делать заявления.

Кети Бочоришвили: Вы сказали, что нынешние власти так боятся прорусских политиков, но очень многие обвиняют их в прорусской ориентации.

Нино Бурджанадзе: Я не знаю, кто кого в чем обвиняет. Я вижу то, что ни одного реального и нормального шага для того, чтобы хотя бы начинать разговор относительно возможности урегулирования российско-грузинских отношений на политическом уровне, не состоялось. Я не говорю о вине, о рынке, что очень важно для Грузии, я считаю, что для нас самая болезненная тема – это Абхазия и Южная Осетия, проблемы территориальной целостности. Именно на этих проблемах нужно заострять внимание и вести политический диалог на высшем уровне. Если не будет встреч на высоком уровне, никакие встречи на среднем уровне основных проблем решать не будут. А то, сколько бутылок вина будет вынесено на российский рынок, конечно, важно, но это не первостепенная проблема для Грузии. Даже в этом направлении могут быть серьезные проблемы, если политический диалог не состоится.

Кети Бочоришвили: Хотелось бы услышать подробнее о содержании ваших визитов в Москву. С кем вы там встречаетесь и в каком ключе ведете разговоры?

Нино Бурджанадзе: Ключ разговоров один – улучшение российско-грузинских отношений, но, безусловно, учитывая национальные интересы Грузии. В национальные же интересы моей страны входят суверенитет, территориальная целостность, реальная независимость и демократическое развитие страны. Что касается того, с кем я встречаюсь, то я встречаюсь с теми людьми, которые на самом высоком уровне принимают решения в российской политике, в том числе и на исполнительном уровне, и на уровне законодательной власти. В последний раз, когда я была в Москве, я встречалась с господином Нарышкиным, я увидела опять же желание урегулировать российско-грузинские отношения, я также увидела и услышала готовность вести прямой диалог с Грузией.

Были конкретные предложения со стороны очень высокопоставленных представителей российской власти, что они готовы встретиться с представителями Грузии, с их партнерами, коллегами не только в Москве или Грузии, но даже, если будет такая необходимость, на территории третьих государств. Однако, привезя такие предложения и еще кое-какие конкретные предложения в Грузию, в грузинской власти этим никто не заинтересовался. Это говорит о том, что «Грузинская мечта» и власть, которая сейчас представлена, не заинтересованы в том, чтобы российско-грузинские отношения урегулировались, потому что если российско-грузинские отношения урегулируются, то их цена на Западе может как бы опуститься, а для них самое важное, чтобы у них цена была только на Западе. Это, к сожалению, реальность в Грузии. Это, к сожалению, та ситуация, которая ни в коем случае нам не выгодна, но это та ситуация, которая сейчас у нас имеется.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Нино, а вы уверены, что в Москве можно кого-то в чем-то убедить? Вообще, считаете ли вы, что в ваших поездках есть какой-то смысл, когда все равно Кремль гнет свою линию?

Нино Бурджанадзе: Тогда спросите у госпожи Меркель, почему она приезжает в Москву, у господина Олланда, почему он приезжает в Москву, спросите и господина Керри, почему он поехал к Путину в Сочи. Я не думаю, что если бы Радио Свобода разговаривало сейчас с господином Керри, вы бы задали такой вопрос: «Вы уверены, господин Керри, что сможете убедить господина Путина сделать то, что вы хотите сделать?» Нужно стараться доказывать свою правоту и добиваться укрепления своих позиций. Я не представляю, почему ни у кого не возникает никакого вопроса, когда западные лидеры разговаривают, и, естественно, должны разговаривать с Россией, приезжают и в Сочи, и в Москву, встречаются и договариваются. А когда грузинские лидеры, в первую очередь я пытаюсь это сделать, сразу встает вопрос: «А вы уверены?» Да, я уверена.

Если у Грузии будет лидер, который не будет бояться ярлыков и будет действовать исключительно в грузинских интересах, а не в интересах какого-либо другого государства – будь это Россия или Соединенные Штаты, – то такой лидер добьется улучшения российско-грузинских отношений. Я эту готовность увидела во время моей встречи с Путиным и другими официальными лицами. Я гарантирую, что, да, действительно в случае моего прихода к власти у Грузии будут нормальные, очень тесные отношения с западными государствами, мы сохраним все то хорошее, что у нас есть в отношениях с Западом, но однозначно мы сделаем все для того, чтобы улучшить российско-грузинские отношения и поставить их в такое русло, которое соответствует грузинским национальным интересам.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Нино, вы чувствуете поддержку со стороны населения Грузии – какой части, кто за вами идет, кто верит?

Нино Бурджанадзе: Я действительно чувствую поддержку большой части населения, потому что число тех людей, которые понимают, что для Грузии принципиально важно нормализовать отношения с соседом, тем более который является супергосударством и ядерной державой, число таких людей постоянно растет. Тем более на фоне того, что люди постепенно начинают разочаровываться в тех обещаниях, которые нам давались со стороны Запада. Это не значит, что мы должны прекращать наши отношения с Западом. Я еще раз подчеркну, что моей целью является, естественно, сохранить все то хорошее и позитивное, что есть в отношениях Грузии с западными государствами, соседями и дружественными государствами, но для нас очень важно, чтобы отношения с Россией уладились. И все больше и больше людей в Грузии поддерживают эту дорогу и видят единственным выходом прямой диалог, разговор и встречи на самом высоком уровне.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG