Accessibility links

Один из тысячи


Всего в списке нуждающихся, по последним данным, состоит более 1500 человек. Программу по обеспечению жильем этой категории граждан власти Ингушетии планируют завершить в 2016 году

Всего в списке нуждающихся, по последним данным, состоит более 1500 человек. Программу по обеспечению жильем этой категории граждан власти Ингушетии планируют завершить в 2016 году

Вынужденный переселенец из Чечни в ожидании помощи от государства просит власти Ингушетии предоставить ему временное жилье.

Дауд Оздоев – беженец из Грозного. До начала первой чеченской военнойкампании работал корреспондентом в местной газете. Имел свой дом, семью. Как и сотни тысяч соплеменников, потерял все сразу: дом разрушили, жена умерла, дети разъехались. Приобрел Дауд только статус вынужденного переселенца и новую инвалидность. В 2012 году миграционная служба отказала ему в продлении статуса, посчитав, что 100 тысяч рублей, полученных Оздоевым в качестве компенсации за разрушенное жилье, достаточно для жилищного обустройства. Несправедливость удалось исправить после обращения в суд. Статус Дауду вернули, но всех остальных членов семьи из базы вынужденных переселенцев исключили. В ожидании судебного решения он опоздал с подачей документов на улучшение жилищных условий, а когда подал, оказался в списке под номером 2044. Из всех членов семьи право на получение жилья осталось только у него. И все бы ничего, но, еще не получив постоянного жилья, Оздоев лишился временного.

С 1995 года семья Оздоевых проживала в бараке в селении Мужичи. Можно сказать, стали местными жителями. В июле 2014 года местная администрация приняла решение барак снести, не обременяя себя решением судебным. Дауд на тот момент находился в больнице, так как из-за перенесенного в 2011 году инсульта ежегодно вынужден проходить стационарное лечение. Сыновья разъехались в поисках лучшей доли, и следить за комнатами в бараке стало некому. Вещи Оздоева вынесли во двор. Пропали сбережения. Обращения в районную администрацию с просьбой предоставить временное жилье положительного результата не дали, а пропавшие деньги полиция искать не стала из-за отсутствия состава преступления. Забрав свой нехитрый скарб, Оздоев переехал к родственникам, точнее, попросил разрешения перебраться в пустующий дом, выставленный на продажу. Там пока и живет.

С просьбой о помощи Дауд обращался в госучреждения и правозащитные организации. Он просит выделить ему временное жилье либо ускорить получение господдержки. Везде, куда Оздоев приходит на прием, к нему относятся с сочувствием и пониманием, но ситуация не меняется. С временным жильем в республике всегда была большая проблема. Да и не один Оздоев испытывает подобные трудности в ожидании помощи от государства. Устраиваются, кто как может. Кто-то получил от районной администрации материальную помощь для аренды жилья в частном секторе, кто-то снимет жилье за свой счет, кому-то повезло с родственниками... Дауд может рассчитывать только на свои силы. Теперь он намерен обжаловать в суде выселение из барака. Может, хоть так удастся заставить административные органы обратить на себя внимание. До сих пор от них он получал один и тот же ответ: «для решения вопроса о предоставлении временного жилья необходимо обратиться в миграционную службу, средств на приобретение или строительство муниципального жилья в бюджете районной администрации нет».

В свою очередь в миграционной службе ссылаются на отсутствие в республике фонда жилья для временного поселения, а также заявляют о том, что не занимаются расселением вынужденных переселенцев.

Есть, конечно, надежда на то, что многолетние мытарства для таких, как Дауд Оздоев, в скором времени закончатся, но за десятки лет ожиданий беженцы разучились надеяться.

Всего в списке нуждающихся, по последним данным, состоит более 1500 человек. Программу по обеспечению жильем этой категории граждан власти Ингушетии планируют завершить в 2016 году. Количество претендентов постоянно меняется. При администрации главы республики работает специальная комиссия по распределению сертификатов и жилья вынужденным переселенцам. Члены комиссии проверяют учетные дела с тем, чтобы выявить семьи, предоставившие ложные документы. Исключить могут и из-за полученной ссуды, материнского капитала, не продленного вовремя статуса или полученной ранее компенсации. Не всегда причины исключения обоснованы, и тогда через суд приходится восстанавливать свое право на получение господдержки. К привычным судебным тяжбам добавилась новая напасть – экономический кризис, и если он скажется на строительстве многоквартирных домов, перспективы получения жилья могут сдвинуться еще на неопределенное время.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG