Accessibility links

«Перспективы наши незавидные»


Государство не в состоянии смягчить удар по населению ни деньгами, ни институционально – пока не видно каких-либо внятных решений по созданию условий для преодоления кризиса

Государство не в состоянии смягчить удар по населению ни деньгами, ни институционально – пока не видно каких-либо внятных решений по созданию условий для преодоления кризиса

Установленный Банком России на 25 августа официальный курс доллара в 70,7465 рублей побил исторический рекорд. Так дорого американская валюта не стоила с февраля 2015 года. Экономисты объясняют происходящее падением цен на нефть – на торгах в Лондоне стоимость барреля нефти марки Brent опустилась до уровня начала 2009 года и достигла 43,57 долларов. Как долго продолжится падение рубля и как в этих условиях выживать людям скромного достатка?

По мнению директора департамента стратегического анализа компании ФБК Игоря Николаева, перспективы наши незавидные: падает цена на нефть, а значит, будет падать и рубль – здесь все взаимосвязано достаточно просто и жестко. Но проблема даже не в этом. Если говорить о более отдаленной перспективе, рубль будет ослабевать, даже когда закончится падение цен на нефть. Не столь стремительно, как сейчас, но, тем не менее, падение рубля продолжится, говорит Игорь Николаев:

«Курс рубля определяется не только ценами на нефть, хотя это ключевой фактор, он определяется еще и множеством других факторов, и основной среди них – это состояние экономики, которая все глубже в кризис погружается, санкции, из-за которых весьма значительно ограничен доступ на рынки капитала. Не может быть стабильной валюты при падающей экономике – таких чудес не бывает».

Одно из следствий девальвации рубля – ощутимый рост цен на продукты питания, в том числе, как считают экономисты, и из-за встречных российских санкций. Ввоз продуктов запретили, а импортозамещения не происходит. Соответственно, чем меньше конкуренции на рынке, тем дороже продукт.

По мнению югоосетинского экономиста Геннадия Кокоева, в Южной Осетии, которая находится в рублевой зоне и полностью зависит от российского импорта, наблюдается падение реальных доходов населения. При этом, отмечает экономист, у республики с 2009 года было достаточно и средств, и времени, чтобы создать свое сельхозпроизводство и этим как-то самортизировать рост цен на продукты питания в России. Но, увы, время упущено, говорит Геннадий Кокоев:

«Не хочется быть пессимистом, предрекать только негативные последствия для нашей экономики, но и говорить о чем-то хорошем пока нет причин. Если Южная Осетия стремится доказать свою состоятельность как независимое государственное образование, которое может решать какие-то проблемы, она должна будет обратиться к развитию собственной продовольственной базы и экономики в целом».

– Как выясняется, неповоротливыми бывают не только большие государства, но и маленькие... Наверное, это зависит от качества политического класса, а не от размеров. Человеку что делать в этой ситуации? Что бы вы посоветовали простым людям?

– Южная Осетия уже оказывалась лицом к лицу с проблемой выживания, и именно тогда подсобные хозяйства и тот самый домик в деревне спасли большое количество людей. Я не думаю, что ситуация будет настолько экстремальной и придется прибегать к натуральному хозяйству, но это было бы реальным подспорьем для решения проблем. Тем более, если учитывать, что более половины реальных доходов населения тратятся на продукты питания.

– Тем более, сейчас во многих семьях дети учатся в России....

– Безусловно, и это тоже накладывает дополнительные обязательства на бюджет семьи».

По мнению Геннадия Кокоева, очевидно, что государство не в состоянии смягчить удар по населению ни деньгами, ни институционально – пока не видно каких-либо внятных решений по созданию условий для преодоления кризиса. Геннадий Кокоев считает, что самый простой и доступный способ выжить – обеспечить себя дешевой едой, то есть продуктами собственного производства. Благо, почти у каждой семьи есть приусадебный участок в городе или домик в деревне. Республика маленькая, расстояния небольшие – жизнь в деревне можно совмещать с работой в городе.

Во время кризиса 90-х, когда цены на еду взлетели до небес, в городах Северного Кавказа заметно комфортнее чувствовали себя те жители городов, у которых были близкие родственники в деревне. Во всяком случае, содержимое их холодильников разительно отличалось от тех, у кого родни в селе не было. При этом нельзя сказать, что горожане были иждивенцами. Они ездили на сенокос, как могли, помогали с закупкой кормов или молодняка, у них жили студенты из села, и таким образом сельчане экономили на содержании учащихся в городе. Получился такой симбиоз городских и сельских родственников. Так и выжили. Наверное, теперь время вспомнить опыт, который, как нам еще недавно казалось, уже никогда не пригодится.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG