Accessibility links

У грузин появилась очередная, новая причина для того, чтобы безуспешно ломать голову. На этот раз, пытаясь отгадать скрытый за семью печатями гениальный замысел России и понять: за каким чертом сейчас, в разгар кризиса, обвала цен на нефть и курса рубля, Москва вдруг решила восстановить абхазскую железную дорогу?

Уж, казалось бы, невозможно найти для этого более неудачное время, кроме того, нет никакой жизненной необходимости тратить драгоценные бюджетные деньги на восстановление очередного участка железной дороги, по которой некому ездить.

Конечно, не стоит сбрасывать со счетов главную мотивацию не только действий нынешней кремлевской власти, но и вообще самого факта ее существования в нынешнем виде – не исключено, что за абхазскую ЖД взялись просто назло кому-то. Если вам эта причина покажется недостаточно серьезной, то это напрасно: начиная с августовской войны 2008 года и заканчивая антисанкциями – все это именно оно и есть – назло...

Впрочем, не следует слишком уж доверять этой версии, так как, имея такого соседа, никогда не поймешь, что же он задумал и что от него ожидать. Даже Тютчев, и тот не понял, куда уж нам, убогим...

Но не следует забывать, что один раз эту дорогу уже ремонтировали – участок от Сухуми до Очамчире, и, как оказалось, это была подготовка к августовской войне. Конечно, прямые параллели тут неуместны, ситуация уже не та, Москва не намерена открывать второй фронт, сейчас все внимание сосредоточено на Украине, а в Грузии Кремль занимается демонстрацией своей «мягкой силы» при помощи местной агентуры – церкви, красной интеллигенции, совков-националистов и т.д.

Однако чем черт не шутит. Как известно, Россия активно использует свои войска для создания проблем вокруг Южной Осетии, где они передвигают границы, режут земельные участки по живому, огораживают территории колючей проволокой. При этом на абхазском направлении – полная тишина: ни тебе «бордеризации», ни колючей проволоки, ничего вообще.

Правда, в Абхазии это сделать сложнее, так как зону конфликта от остальной Грузии отделяет естественная преграда – река Ингури. Но в последнее время в грузинских СМИ все чаще появляется информация о том, что Россия, возможно, отхватит кусок стратегически важной Ингурской ГЭС... Какое это может иметь отношение к восстановлению железной дороги и, вообще, рассматривается ли такой вариант, – сказать трудно.

Одно я могу утверждать без малейших сомнений: никакого восстановления железнодорожного сообщения не будет. Тот факт, что возобновление сквозного движения по этому участку является одним из предвыборных обещаний «Грузинской мечты», ничего не значит – они наобещали столько, что уже давно махнули рукой на свои же обязательства.

Кроме того, надо внимательнее вникать в смысл предвыборных обещаний – наряду с железной дорогой «мечтатели» обещали также открыть нечто вроде Эргнетского рынка, который был закрыт в 2004 году. Оба эти намерения были громогласно объявлены на митинге «Мечты» в Гори и вызвали гром аплодисментов со стороны избирателей.

Но... Никто же не слушает обещания до конца. А вот если бы слушали, то могли бы понять, что и железнодорожное движение, и Эргнетский рынок, несомненно, будут восстановлены... в рамках действующего законодательства Грузии. Вот так. Очень похоже на контракт с банком, где самые интимные и опасные подробности напечатаны в самом конце и к тому же мелким шрифтом. Так и тут: разве кто-нибудь заметил, что все эти благородные вещи планировалось сделать исключительно «в рамках законодательства Грузии»?

Что ж, прошло три года и стало ясно, что ничего нельзя сделать «в рамках законодательства». Даже злосчастный рынок открыть – хотя с трибуны оппозиционного митинга казалось, что это так легко. На самом же деле Эргнетский рынок имел смысл, только будучи нелегальным, контрабандным. Если он будет работать в тех самых «рамках законодательства», это будет один, обычный, ничем не примечательный рынок, каких в Грузии сотни.

Не проще обстоит и ситуация с Абхазской ЖД. Грузинские власти время от времени заявляли о начале переговоров на эту тему, но лишь в последние несколько месяцев признались, что говорить не о чем.

На самом деле это было ясно еще в ходе предвыборной кампании «ГМ» – какие-либо договоренности по этому поводу исключены, и не потому, что Миша был псих и называл Путина «Лилипутиным», а потому, что переговоры о восстановлении железнодорожного движения, если они начнутся, то продолжатся, вероятно, минут 5. От силы 10.

Первый же вопрос окажется тупиковым: где ставим таможню? Многие легковерные в Грузии говорят: «ну, это же технический вопрос, главное – договориться в принципе». Ничего себе. Вопрос о том, где начинается и где заканчивается государство, о том, где будут стоять пограничники и таможенники, – технический? А что тогда принципиально? Чтобы грузины и абхазы могли ездить друг к другу на свадьбы? Ну, да, конечно, что может быть важнее...

Для абхазов Грузия начинается на реке Ингури. Для Грузии – на Псоу. Пока это противоречие существует, железная дорога не будет открыта, даже если к власти придет Нино Бурджанадзе или сам Игорь Гиоргадзе. Ни один грузинский политик, даже полностью управляемый Кремлем, никогда не согласится на то, что граница страны начинается с Зугдиди – политик, который поставит на Ингури грузинских пограничников и таможенников, сможет удержаться у власти в стране только одним способом – напрямую на штыках российской армии.

Это все равно, что назначить президентом Грузии Тибилова или Хаджимба… Можно, конечно... Но одной полиции со спецслужбами на это не хватит.

В Грузии много болтают о некоем соглашении, которое предусматривает контроль над границами некоей швейцарской компанией. При этом игнорируют тот факт, что эта лягушачья бумажка была написана с единственной целью – впустить Россию в ВТО и при этом позволить Грузии хоть как-то сохранить лицо.

Думать, что Путин допустит к своим границам каких-то швейцарских лохов – верх слабоумия. Надо просто вообще не знать даже основ нынешней российской политики, чтобы представить себе российского пограничника, отчитывающегося перед каким-то там швейцарцем. Но даже если вообразить невообразимое и представить себе, что Москва на это пошла, – это не меняет сути дела.

С каких это пор государство отказывается от своей священной и первостепенной задачи – контроля над границами, и отдает его на откуп неизвестно кому? Может, нам вообще никаких силовых структур не надо – ни армии, ни полиции, ничего вообще, пусть везде будут швейцарцы, а мы с вами будет кушать-пить...

Так что не будет никакой железной дороги через Абхазию. Безусловно, сугубо гипотетически она вполне выгодна Грузии, но нет на свете выгоды, которая могла бы оправдать появление грузинских пограничников на Ингури.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG