Accessibility links

Семь лет – не в одиночестве


То, что произошедшее 26 августа 2008 года было важнейшим событием послевоенной истории Абхазии, не подлежит сомнению

То, что произошедшее 26 августа 2008 года было важнейшим событием послевоенной истории Абхазии, не подлежит сомнению

Сегодня в Абхазии праздничный выходной день – День международного признания независимости республики. 26 августа 2008 года произошло то, что некоторые у нас окрестили долгожданной неожиданностью: в три часа дня по федеральных телеканалам было показано выступление тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева, который зачитал указ о признании своей страной независимости Южной Осетии и Абхазии. И буквально через час-два на площади Свободы в Сухуме (далеко не все даже коренные сухумцы знают, что так она называлась и в 1921-1959 годах) завихрилось красочное народное гуляние. По улицам, сигналя, носились машины с развевающимися флагами…

Вспоминая о той выплеснувшейся на улицы и площади человеческой радости, я думаю, в частности, о роли августа в новейшей истории Абхазии. Общепринятый в мире в качестве месяца отпусков, он для Абхазии, как и для всего постсоветского пространства, 24 года назад стал месяцем трех дней путча ГКЧП, который оказался точкой невозврата к советскому прошлому. А 23 года назад 14 августа вошло в историю Абхазии черной датой – тот день погрузил ее жителей в пучину грузино-абхазской войны. Семь лет назад война 08.08.08 только опалила Абхазию огненным крылом – так сказать, по касательной – и привела к восстановлению ее территориальной целостности. А еще она стала прологом и логическим обоснованием для того, чтобы в том же году 26 августа стало у нас красным днем календаря.

Нынче мне пришло в голову, что прошедшие со дня окончания войны два с лишним десятилетия можно разделить на три периода по семь примерно лет. Первый – это время 90-х, когда после разрушительной войны молодая республика вскоре оказалась еще и в блокаде стран СНГ. Для абхазского общества в ту пору было характерно сочетание тревожного ожидания, что вот-вот Тбилиси решится на военный реванш, и иллюзий, что вот-вот Абхазию признают и примут в ООН, причем оба эти чувства к концу периода постепенно сошли на «нет». Второй период начался с 2000-го, с приходом к власти в России Путина. В течение этого периода, как и предыдущего, Кремль придерживался признания территориальной целостности Грузии в границах Грузинской ССР, но оно стало уже, в общем-то, формальным. Закончились попытки Москвы возвращения Абхазии в общее с Грузией государственное пространство (примером чему может служить челночная дипломатия Бориса Березовского 1998 года), и, наоборот, началась выдача ее жителям российских загранпаспортов, без чего у них не было возможности покидать пределы Абхазии. И третий период наступил ровно семь лет назад…

Тогда перед Абхазией открылись совершенно новые возможности, которых не могло быть в первые пятнадцать без малого лет после завоевания де-факто независимости. И одновременно появились новые иллюзии – что процесс международного признания Абхазии с каждым годом будет набирать обороты. Причем было распространено убеждение, что следующей после России в этом будет Белоруссия: во-первых, член союзного государства с ней, во-вторых, не обременена никакими собственными проблемами с сепаратистскими регионами, что обычно заставляет воздержаться от признания… Но, как известно, Лукашенко повел себя совершенно иначе. Вдохновило и обнадежило признание Никарагуа и Венесуэлы, немного сбило с толку и все равно в какой-то мере обнадежило признание «тихоокеанскими карликами», – птичка, мол, по зернышку клюет, а сыта бывает. Но года через три после признания Россией все застопорилось. Общественность продолжала требовать от МИДа «активизации работы» по дальнейшему признанию страны, МИД время от времени отчитывался о ней, вскоре став умалчивать о конкретных странах, где эта работа ведется, - дабы не раскрывать планы перед грузинской дипломатией… А сегодня, похоже, публика уже как-то поостыла к этой теме. В самом деле, велика ли разница – на три-четыре больше или меньше «малокалиберных» и географически далеких от Абхазии государств будут числиться среди признавших абхазскую независимость? Не гораздо ли важнее для нас создать экономику, которая позволит жить на «самофинансировании»?

Но то, что произошедшее 26 августа 2008 года было важнейшим событием послевоенной истории Абхазии, не подлежит сомнению. Сегодня президент Рауль Хаджимба обратился к народу Абхазии с поздравлением, в котором, в частности, сказано:

«После заключения Договора о союзничестве и стратегическом партнерстве абхазо-российские отношения вышли на качественно новый уровень, что в полной мере отвечает интересам народов Абхазии и России. Уверен, что усилия нашего государства, наши общие усилия, поддержанные Российской Федерацией, приведут к важным и значимым для граждан Абхазии результатам. У нас все обязательно получится!»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG