Accessibility links

Игра символов с обеих сторон


Еще недавно конфликт в Приднестровье считался образцово замороженным: ни шатко ни валко шел переговорный процесс, не стреляли, не было проблем с передвижением людей через границу

Еще недавно конфликт в Приднестровье считался образцово замороженным: ни шатко ни валко шел переговорный процесс, не стреляли, не было проблем с передвижением людей через границу

Власти Молдовы запретили въезд в страну сроком на 10 лет главе МИД Южной Осетии Казбулату Цховребову, а также депутату югоосетинского парламента Игорю Кочиеву. Об этом сообщило кишиневское издание NewsMaker со ссылкой на источники в правоохранительных органах страны. Цховребов и Кочиев принимали участие в праздновании 25-летия независимости Приднестровской Молдавской Республики.

Российский политолог Сергей Маркедонов напоминает, что еще недавно конфликт в Приднестровье считался образцово замороженным: ни шатко ни валко шел переговорный процесс, не стреляли, не было проблем с передвижением людей через границу. Более того, Молдова и отколовшаяся республика сохраняли определенный уровень взаимодействия. Кишиневским аэропортом пользовались и официальные лица Приднестровья, и гости республики. Год назад, убежден Сергей Маркедонов, визит представителей Южной Осетии в Тирасполь остался бы просто незамеченным.

Ситуация принципиально изменилась после начала украинского кризиса, и главная интрига здесь, говорит Сергей Маркедонов, не в отношениях Молдовы и России, а именно украинский фактор. Приднестровье стали рассматривать как потенциальный Крым, российский форпост. Отсюда попытки изменения формата урегулирования конфликта, его разморозки, а также стремление украинских властей выстроить стену вокруг Приднестровья, запретить транзит российских военных. Естественно, Кишинев не может оставаться в стороне как проевропейская страна, союзник Киева и критик России. Отсюда и такая жесткая реакция на визит югоосетинских представителей, говорит Сергей Маркедонов:

«До кризиса Украина наряду с Россией была гарантом мирного процесса, а теперь Украина скорее не гарант, а участник этого конфликта, ее позиция скорее направлена против Приднестровья. Вполне понятно, Кишинев в стороне не стоит, пытается получить от этого какой-то максимум, усиливая давление и, возможно, стремясь достичь такой цели, как дожать Приднестровье. Отсюда, в том числе, и такие символические действия, потому что произошедшее с югоосетинскими представителями – это такой символ, мол, мы не позволим».

Наверное, говорит Сергей Маркедонов, символом можно считать и упомянутый новый договор Южной Осетии с Приднестровьем, предполагающий военное сотрудничество, проведение совместных учений, потому что трудно себе представить, как технически могло бы происходить это сотрудничество через территорию Украины:

«Неважно, будут учения или нет, важно продемонстрировать солидарность. Отправить некий сигнал, мол, ребята, ваши проблемы – они и наши тоже. При этом понятно, кто стоит за Южной Осетией, кто ее признал? Вполне понятно. То есть тут происходит игра символов с одной и с другой стороны. Когда меняются правила игры, она тоже вносит свои коррективы».

По мнению российского политолога Юрия Крупнова, речь идет не только о символах. У России просто нет другой альтернативы, кроме как собирать вокруг себя все эти территории со спорным статусом в рамках строящегося Евразийского союза. И лидером этого процесса выступает даже не Россия, а те, кто ближе всего оказался к геополитическим разломам, – Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, а теперь уже ЛНР и ДНР, говорит Юрий Крупнов:

«Ищутся новые пути сотрудничества, новые способы расчета, и, по сути, дело идет не только к политическому, но и финансовому суверенитету будущего Евразийского союза, что и нужно России. Это медленный и сложный путь, здесь нет каких-то быстрых решений, но в целом все это закономерно и в любом случае, я уверен, перспективно.

– Вы упомянули о расчетах. В Цхинвале недавно открылся Международный расчетный банк, через который Россия ведет расчеты с ЛНР и ДНР в обход санкций. Теперь мы узнаем о новом договоре Южной Осетии с Приднестровьем, инициатором которого, судя по всему, является Москва. Вы считаете возможным некое распределение обязанностей из Москвы между этими республиками?

– Не просто возможно, а нужно, чтобы все государства, исходя из их конкретных ситуаций, выстраивали функционализацию по разным аспектам жизнеобеспечения и выстраивали консолидированную позицию. Это, может быть, вяловато, медленно, но делается».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG