Accessibility links

Резо Бенделиани: «Абхазы от родственников не отрекаются»


Резо Бенделиани

Резо Бенделиани

Резо Бенделиани родом из Абхазии. После грузино-абхазской войны он покинул Сухуми и обосновался в Тбилиси. Тем не менее он не теряет связи с абхазами, а учрежденное им НПО «Союз грузино-абхазских смешанных семей» уже 12 лет старается восстановить разорванные войной родственные связи.

Резо Бенделиани: Союз грузино-абхазских смешанных семей» – я выбрал это название потому, что сам родом из Cухуми, там вырос, учился. У меня были очень хорошие отношения с абхазами. Я – бывший партийный сотрудник, работал в Гульрипшском райкоме, курировал Кодорское ущелье. Это было в начале 90-х годов. И когда я учреждал это НПО, я очень хорошо знал, почему и зачем я это делаю.

Мзия Паресишвили: Это было…

Резо Бенделиани: …в 2003 году. Я тогда в письменной форме обратился к де-факто властям Абхазии, попросил принять меня в Сухуми, чтобы лично объяснить цели нашей организации. Мы хотели помочь восстановлению разорванных родственных связей между грузинами и абхазами. В Абхазии 41% населения составлял смешанные семьи. И эти огромные родственные связи были нарушены во время войны, часть грузино-абхазских семей стали беженцами, другая часть осталась в Абхазии. Их приблизительно 45 тысяч человек, у которых близкие родственные связи с грузинами. Наша цель – способствовать встречам родственников. Этот человеческий ресурс до сих пор не использован ни властью, ни международными организациями. Я имею в виду то, что очень многие не могут встретиться, нужен посредник, чтобы разделенные войной родственники возобновили отношения. Кстати, на этот вопрос больше внимание обращали представительства ООН и ОБСЕ. Вместе с абхазскими организациями-партнерами мы осуществили более 10 проектов, примерно 6000 человек помогли восстановить родственные связи.

Мзия Паресишвили: Каждая следующая власть в Грузии говорит о значимости восстановления гуманитарных связей. Что изменилось за эти 12 лет – с тех пор, как вы учредили свое НПО? Многие знают, что в годы правления «Нацдвижения» почти все грузино-абхазские контакты сошли на нет. После смены власти изменилась риторика, хотя отношения с абхазской стороны остаются на том же сложном уровне, нет активности в этом направлении и в гражданском секторе.

Резо Бенделиани: Ну, это и сейчас так. А что касается родственных отношений, я смело могу сказать, что люди стараются попасть друг к другу на свадьбы, например, или похороны. Кстати, де-факто власть Абхазии большое внимание уделяет этому вопросу и порой способствует восстановлению связей между родственниками. Абхазы очень ценят родственные связи. Не думаю, что этой традиции может что-то помешать, даже если какую-нибудь «китайскую стену» возведут российские силы на Ингури. Этим людям с обеих сторон нужно помогать. Мы поэтому хотим создать грузино-абхазский Центр гуманитарных сервисов. Но, к сожалению, мы пока не смогли привлечь внимание доноров.

Мзия Паресишвили: А сколько времени вы добиваетесь осуществления этого проекта?

Резо Бенделиани: С марта 2013 года. В тот год мы в Зугдиди в Центре демократического вовлечения организовали презентацию этого проекта. Он вызвал у населения большой интерес. Они понимают, какое значение имеют простые родственные отношения в изменении ситуации. Мы отдельно хотим выделить роль Самегрело, ведь многие, пересекая Ингури, едут в Зугдиди, а не дальше.

Мзия Паресишвили: Вы хотите открыть центр в Зугдиди или ближе к Ингури, например, в селе Рухи, где власти уже строят комплекс, не думаете ли вы там же обосновать свой центр?

Резо Бенделиани: Нет. Наш центр не будет связан с официальными властями. Мы – неправительственная организация. Мы хотим помочь тем абхазам, которые переходят на контролируемые грузинскими властями территории. Им трудно общаться с властями по разным причинам, есть фактор страха, политические соображения. У нас ведь есть и абхазские партнеры, и мы это детально обсудили. Центр нужно разместить рядом с тем местом, где обычно жители Абхазии, перешедшие в Самегрело, ждут транспорта для передвижения в другие районы страны. А наш центр на месте помог бы таким людям в предоставлении необходимой информации. Например, в вопросах здравоохранения, торговли, в контактах с госструктурами, при необходимости с международными организациями, с НПО, чтобы решить беспокоящие их проблемы.

Мзия Паресишвили: Вы уже кого-нибудь заинтересовали этим проектом?

Резо Бенделиани: Пока скажем так: мы считаем, что наша идея осуществима. Нам каждый день звонят абхазы, грузины, просят найти их родственников, связать друг с другом. Было бы хорошо, если в Зугдиди или ближе к мосту на Ингури будет какой-нибудь центр, дом, помещение, в котором эти люди смогут друг с другом встречаться, или же будут приходить люди и рассказывать о том, что их беспокоит.

Мзия Паресишвили: А люди (из Абхазии) смогут перейти?

Резо Бенделиани: Абсолютно свободно. Родственникам разрешают переходить Ингури. Как абхазам, так и грузинам. Грузины тоже едут в Абхазию, им нужно согласие родственника-абхаза для выдачи так называемого пропуска.

Мзия Паресишвили: У вас тоже смешанная семья?

Резо Бенделиани: У меня зять абхаз, вернее, был. Наша организация провела опрос в одном месте, которое компактно заселено беженцами. Более чем у 80% опрошенных там есть близкие родственники-абхазы. И сами абхазы не скрывают этого. Абхазы не отрекаются от родственников. Поэтому я выступаю за сохранение этих связей. Нужно больше контактов между абхазскими и грузинскими родственниками.

Мзия Паресишвили: Вы занимаетесь этим делом давно. Меняется ли ситуация? Родственникам сложнее общаться или нет? Традиция поддержания родственных связей передается молодым, ведь целое поколение выросло врозь? А молодое поколение родственников – грузин и абхазов, поддерживает отношения?

Резо Бенделиани: По поводу молодых, я вам пример приведу, и вы сами убедитесь. Я уже 12 лет работаю в этом направлении. За это время родственников искали, и с ними восстанавливали связи в основном женщины. Эти женщины, абхазки, переходили Ингури со своим детьми, и вот эти дети – сейчас уже подростки, молодые люди. И они, как в свое время их матери, теперь поддерживают связь с грузинскими родственниками, общаются. Но всего этого не видно, это не афишируется. Я знаю, что интерес к грузинам появляется и у других молодых абхазов, у которых нет родственников в Грузии. Многие хотят увидеть, как здесь живут люди, увидеть Батуми. Мы дважды смогли организовать тур для детей из Абхазии, чтобы они отдохнули в Батуми. Но, к сожалению, за неимением финансов мы не смогли продолжить этот проект, чтобы абхазские дети с родственниками-грузинами смогли отдохнуть. Этот проект тоже не был профинансирован.

Мзия Паресишвили: Не был профинансирован властями?

Резо Бенделиани: Не правительством, а донорами. Правительство такие проекты не финансирует, но в случае заинтересованности могло бы посодействовать, чтобы что-то сделать в этом направлении.

Мзия Паресишвили: В случае с вашей организацией я такого не припоминаю, но у других НПО была печальная практика, когда дети из Абхазии, которые отдохнули на грузинских курортах, по возвращении стали объектами преследования, притеснения…

Резо Бенделиани: Нет, нет, в нашем случае такого не было. Последний раз у нас проект по приему детей из Абхазии был два года назад. Тогда их принял и Патриарх Грузии. Все дети, кстати, были этническими абхазами. Когда они вернулись обратно, нашего партнера из абхазского НПО вызвали в одну из структур де-факто республики. Там сказали: «Хорошо, что вы детей везете туда, но почему вы грузинских детей не привозите сюда?» Так что я убежден, что и это осуществимо. Для этого нужно содействие со стороны сильных мира сего, которого нет.

Мзия Паресишвили: Вы сейчас рассказали почти невероятное. Обычно в Тбилиси многие жалуются на то, что с абхазской стороны чувствуют неприязнь и холод. А вы утверждаете, что там ждут грузинских детей…

Резо Бенделиани: Мы сторонимся всякой рекламы, но то, что я вам рассказал, это невозможно утаить. Тогда мы приняли 12 детей. Мы и сегодня можем такое организовать. Можно даже экскурсии организовать, больше детей интересует посещение Батуми.

Мзия Паресишвили: Как вы думаете, все, о чем вы рассказываете, это один из выходов из ситуации? Что является для вас главной целью и когда вы рассчитываете достичь результата?

Резо Бенделиани: Мы каждый день общаемся с абхазами. Мы помогаем им не только найти родственников, но приехать в Зугдиди, в Кутаиси или в Тбилиси, чтобы пройти курс лечения. Я думаю, что именно родственные грузино-абхазские связи рано или поздно смогут разрешить конфликт. И, думаю, здесь очень важное слово могут сказать ветераны. Вы знаете, в той ужасной войне друг против друга воевали абхазские и грузинские родственники, двоюродные братья, племянники. Оставшиеся в живых сегодня являются ветеранами. Они лучше знают цену миру и войне, их слово имеет вес. По нашим наблюдениям, готовность встретиться с родственниками есть и среди ветеранов. Мы хотим организовать такую встречу. Думаю, это у нас получиться.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG