Accessibility links

Кого устраивает эфирная пустота?


Привыкшие к частым отключениям сигнала, сотрудники радио «ИР» по устоявшейся традиции включают на всю мощь звук оборудования студии, открывают ее дверь, после чего коридор наполняется ровным шипением эфирной пустоты

Привыкшие к частым отключениям сигнала, сотрудники радио «ИР» по устоявшейся традиции включают на всю мощь звук оборудования студии, открывают ее дверь, после чего коридор наполняется ровным шипением эфирной пустоты

Трансляция Госрадио Южной Осетии, как правило, прерывается часто и без предупреждения. Несмотря на неоднократные попытки, руководству не удалось выяснить, в чем причина подобных сбоев. Нередко пропадает и сигнал местного телевидения – единственного источника информации для жителей отдаленных сел республики.

7 сентября работники югоосетинской Государственной радиостанции весь день прождали возобновления вещания. Ведущие утреннего эфира и новостной службы, как и ведущие дневного и вечернего, пришли на работу, чтобы просидеть в неведении до позднего вечера. Привыкшие к частым отключениям сигнала, сотрудники радио «ИР» по устоявшейся традиции включают на всю мощь звук оборудования студии, открывают ее дверь, после чего коридор радиостанции вместо музыки наполняется ровным шипением эфирной пустоты. Ди-джеи в шутку успели прозвать его «шумом водопадов Цхинвала».

«Нас никогда не предупреждают об отключениях, впрочем, не сообщают и о времени включения сигнала, – делится со мной один из сотрудников радио «ИР». – Приходится сидеть и слушать: вдруг все восстановят, чтобы тут же бежать в студию и начать работать».

По словам директора Государственной радиостанции «ИР» Алана Цховребова, ни у него, ни у его подчиненных не осталось никаких иллюзий: к вещанию Госрадио продолжают относиться как к некой блажи небольшой группы журналистов, а не серьезной части общей информационной политики государства Южная Осетия. Продолжает Алан Цховребов:

«Это всегда бывает неожиданно, потому что с нашей стороны работа идет постоянно, круглосуточно. Мы вещаем, но до конечного потребителя – радиослушателя, сигнал не доходит. Передающие устройства бывают выключены. Там или света не бывает, или еще по другой причине. Мы же об этом узнаем, как всегда, неожиданно. Каждый раз при таком отключении мы звонили представителям организации, которая занимается распространением сигнала, докладывали нашему начальству, и через какое-то время проблема решалась. Но чисто психологически для сотрудников радио это тоже трудно, потому что ты работаешь, но вещаешь в пустоту. Раньше мы составляли акты, как только сигнал отключался. Мы фиксировали время, а затем, как только появлялся сигнал, мы его закрывали, писали, что с такого-то по такое-то время радио не работало. Сейчас перестали это делать, и когда сигнал пропадает, мы просто делаем вынужденную паузу, потому что даже акты проблем не решали».

Обслуживанием оборудования для передачи теле- и радиосигнала в республике уже несколько лет занимается ГУП «Телерадиосети РЮО». Только вот дозвониться до его директора Руслана Цховребова сегодня так и не удалось. По словам Алана Цховребова, речь идет не столько о техническом сопровождении трансляции, сколько об общем отношении к проблеме всех отвечающих за информационную безопасность и политику государственных структур:

«К сожалению, приходится констатировать, что у нас очень большое внимание уделяется телевещанию и совсем небольшое – радиовещанию. И подобные отключения сигнала можно расценивать как обыкновенную информационную диверсию. То есть когда определенный, достаточно широкий канал распространения информации просто берут и отключают. Люди перестают получать информацию, перестают слушать новости.

– А в комитет информации вы обращались?

– Мы, естественно, обращались пока к своему начальству, потом в соответствующий комитет информации, который должен беспокоиться о том, чтобы информацию Госрадио получали его потребители. Но лично у меня складывается впечатление, что радио здесь никому не нужно».

Цховребов уверен: если бы подобные инциденты происходили на территории других государств, это повлекло бы серьезные последствия.

Журналист и главный редактор ГТРК «ИР» Фатима Турманова назвала проблемы с отключениями теле- и радиосигналов давними:

«В телевизионных сюжетах мы поднимали ее не раз, потому что к нам часто обращаются люди из сельских местностей, где телеинформация очень важна. Эти люди отрезаны от интернета, они отрезаны от мира. И телесигнал и наших, и российских каналов для них – единственная связь с внешним миром. Каждый раз ссылаются на какие-то финансовые проблемы (вроде бы, они тоже решаются), каждый раз говорят про изношенность оборудования. Что касается отключения и радиосигнала, то, к сожалению, до сих пор ничего не делается для того, чтобы радиосигнал принимали в тех же сельских районах. Но уж и в городе его отключать – это нонсенс. Отключение сигнала и Государственного телевидения, и Государственного радио приравнивается к информационной диверсии.

Я не понимаю, почему за это никто не несет никакой ответственности. И я не знаю, кто и с кого должен требовать ответа на этот вопрос», – добавила Фатима Турманова.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG