Accessibility links

Нодик Квициния: «У меня не было мотива убивать»


На следующем судебном заседании будут продолжены допросы подсудимых

На следующем судебном заседании будут продолжены допросы подсудимых

Сегодня Верховный суд Абхазии продолжил рассмотрение уголовного дела об убийстве в сентябре 2012 года российского предпринимателя Сергея Клемантовича и его спутницы Оксаны Скаредновой, тела которых спустя год с небольшим обнаружили в заброшенном колодце одного из сел Очамчырского района.

Судебная коллегия в составе судей Романа Кварчия и Темура Шония под председательством Екатерины Онищенко продолжила допросы подсудимых. Один из них, Джумбер Бигвава, который давал показания на предыдущем заседании, позавчера, обратился к суду с просьбой сделать к ним дополнение. Когда ему разрешили это, он сказал, что в телефонных разговорах, записанных во время оперативной прослушки, нет ни слова, имеющего отношение к убийству Клемантовича, это были «только квартирные вопросы». (Собственно, именно так, уверен, все и поняли его позавчерашние показания.)

А затем в течение двух часов показания давал депутат Народного собрания – парламента Абхазии Нодик Квициния, 1957 года рождения, который, согласно обвинительному заключению, является заказчиком двойного убийства. Осенью 2013 года парламентарии после двух голосований лишили его депутатской неприкосновенности, но согласия на заключение под стражу не дали, и поэтому на заседаниях суда он сидит вместе с адвокатами подсудимых, а сегодня говорил, стоя за трибункой.

Начал он с того, что является глубоко верующим человеком, и «Бог им судья, тем, по чьей вине я здесь оказался». Затем рассказал о том, как познакомился с Сергеем Клемантовичем. Вначале была его встреча на одном церковном празднике с командующим миротворческими силами СНГ в зоне грузино-абхазского конфликта, а потом через несколько лет тот представил ему Сергея. Нодик Квициния возглавлял в свое время «Абхазвторресурсы», а Сергей Клемантович до последних дней жизни – компанию «Эль Петролеум-Абхазия», занимавшуюся заготовкой и обработкой металлолома, а также заготовкой щебня. Но этот «лом, хлам» в Абхазии уже стал заканчиваться, и Нодик Квициния помог ему взять в аренду участок земли в Гагре, на котором Клемантович собирался в будущем возвести гостиничный комплекс. За это он должен был ему заплатить два миллиона долларов. Выплачивал частями и всего успел выплатить немногим менее полумиллиона. Схема была такая: по приезду в Абхазию, где он появлялся по делам довольно часто, сбербанк Абхазии выдавал кредиты Нодику, а Сергей погашал потом эти кредиты. У него возникли проблемы с поставщиками в августе 2012 года, он хотел взять кредит в банке и расплатиться. В конце августа Квициния созванивался с Клемантовичем и предложил ему приехать для решения вопросов с поставщиками. В свой приезд в Сухум 10 сентября 2012 года (ровно три года назад) он со Скаредновой встретились у Квициния дома в три часа дня, поговорили часик, причем Нодик сказал, что ему тоже нужны «кое-какие деньги» на ремонт дома, а потом Клемантович со своей спутницей сели в свой джип, который оставался у калитки, и поехали на другие встречи – с поставщиками лома. Именно поставщики, как решил Нодик, неоднократно звонили Сергею во время их разговора. Его ждали на площадке у таксопарка в Сухуме, в Гудауте…

О последующем Нодик Квициния рассказал так:

«Прошло где-то полчаса. Звонки пошли. Поднимаю. Первым позвонил Кварчия, который ему поставлял лом. Он мне звонит: «Нодик, где он?» Я говорю: «Приехал, поговорили, уехал». «Нет его, – говорит, – а его там ждут». «А, может, – говорю, – он к Тимуру в банк поехал? Потому что с Тимуром тоже хотел увидеться». Я позвонил Тимуру Бганба: «Был ли Клемантович у тебя?» – «Нет». Я три-четыре раза набрал его номер телефона. Звонки идут – никто не отвечает… А то, что обвинили меня в похищении, – это абсурд. Как, как я могу своего должника похитить, человека, который мне должен хорошую сумму? И требовать столько, сколько он мне должен, и плюс еще другим участникам этого выплачивать огромную сумму 30 миллионов рублей? Я не понимаю, это чистый абсурд. Или, наверное, не знаю, я психически больной человек? Как можно вот так своего должника похитить и требовать долг с целью выкупа за его освобождение? Тогда я должен был требовать не два миллиона, сколько он мне должен, а пять, пятьдесят миллионов долларов?»

Квициния считает, что подсудимых Рамина Хмаила и Ахру Гопия под физическим воздействием заставили оговорить его.

Вопросов от адвокатов подсудимых не последовало, но очень долго их задавала представитель гособвинения Лия Адлейба. Так, отвечая на ее вопрос, кому же было выгодно обвинить его в преступлении, которого он не совершал, Нодик Квициния выразил надежду на то, что в скором будущем имя этого человека станет известно. Лию Адлейба заинтересовало также, какое отношение Нодик имеет к тому самому участку земли и почему Клемантович должен был ему заплатить два миллиона долларов, откуда появилась эта цифра. Подсудимый отвечал, что этот участок площадью три с половиной гектара в пригородном селе Псахара ранее взял в долгосрочную аренду другой российский бизнесмен Константин Пискарев, а на Нодика оформил доверенность. Но потом он как-то потерял к этому проекту интерес. Он человек состоятельный и сказал Нодику: построите там что-нибудь – тогда и меня не забудьте.

На следующем судебном заседании будут продолжены допросы подсудимых.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG