Accessibility links

Россия – Абхазия: передача заключенных


В настоящее время в России, по словам Дмитрия Шамба, отбывают наказание несколько десятков абхазских граждан. А в Абхазии – 16 граждан России. Заключенные стремятся из российских тюрем вернуться домой, в Абхазию

В настоящее время в России, по словам Дмитрия Шамба, отбывают наказание несколько десятков абхазских граждан. А в Абхазии – 16 граждан России. Заключенные стремятся из российских тюрем вернуться домой, в Абхазию

Сегодня на расширенном заседании комитета парламента Абхазии по международным и межпарламентским связям два российско-абхазских соглашения были одобрены и рекомендованы для вынесения на ближайшую сессию для ратификации.

Депутаты рассмотрели соглашения между Российской Федерацией и Республикой Абхазия о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, и о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

О содержании законов депутатов проинформировал представитель президента в парламенте Дмитрий Шамба. Цель закона о передаче осужденных он обозначил так:

«Для создания условий социальной реабилитации лиц, осужденных к лишению свободы, путем разрешения им отбывания наказания в государстве их гражданства с тем, чтобы им было легче адаптироваться и после отбывания наказания уже вернуться к нормальной жизни в обществе. Договор предусматривает, что гражданин Республики Абхазия, осужденный к лишению свободы на территории Российской Федерации, может быть передан в Республику Абхазия для дальнейшего отбывания наказания».

Передача возможна в том случае, если приговор вступил в законную силу, если осужденный сам обратился с соответствующим ходатайством в компетентные органы России или Абхазии, если в отношении осужденного не осуществляются никакие процессуальные действия и выполнены все финансовые обязательства, вытекающие из приговора. Государство вынесения и государство исполнения приговора вправе отказать в передаче осужденного или заключенного под стражу, если это может навредить национальным интересам или станет угрозой общественному порядку. Оно также может отказаться принять осужденного, если нет условий для его содержания.

Соглашение не ратифицировано, но процесс уже начался, сказал Шамба, и уточнил:

«На сегодняшний день несколько граждан Республики Абхазия на условиях взаимности еще до ратификации соглашения с аналогичными ходатайствами обратились в компетентные органы России и Абхазии. Один гражданин Абхазии в конце 2014 года был передан, в отношении еще четырех граждан решения о передаче были приняты, и они находятся в процессе передачи».

На вопрос депутатов о возможной экстрадиции граждан Абхазии по требованию российской стороны, и наоборот, Шамба ответил, что она невозможна, так как противоречит как Конституции Абхазии, так и Конституции России. На вопрос о том, повлечет ли подписание данного соглашения передачу осужденных в Абхазии граждан Абхазии в Российскую Федерацию для отбывания наказания в российских тюрьмах, Шамба заверил, что это невозможно и также противоречит Конституции Абхазии. Гражданин Абхазии не может быть передан другому государству ни для привлечения к уголовной ответственности, ни для отбывания наказания на территории другой страны.

По поводу второго соглашения Дмитрий Шамба сказал:

«Договор о взаимно-правовой помощи по уголовным делам направлен на повышение эффективности взаимодействия правоохранительных органов в борьбе с уголовными преступлениями. В основу договора заложен принцип равноправия сторон. Представители правоохранительных органов одной стороны не вправе самостоятельно осуществлять какие-либо процессуальные действия на территории другой страны. Запрашивающая сторона направляет запрос в компетентные органы государства, на территории которого планируется осуществить данное процессуальное действие, и уже представители правоохранительных органов данной страны осуществляют эти процессуальные действия».

По обоим соглашениям уполномоченными органами с абхазской стороны является Генеральная прокуратура, а с российской стороны – Министерство юстиции.

Депутатов интересовала статья 16 соглашения, предусматривающая необходимость письменного согласия на проведение процессуальных действий на территории другой страны в том случае, если такое получено под давлением. На этот вопрос Шамба ответил, что, прибыв в другую страну, обвиняемый имеет право отказаться от участия в процессуальных действиях, поэтому никакого смысла в осуществлении давления нет.

Встал вопрос и о сроках наказания: за одни и те же преступления в Российской Федерации сроки больше, чем в Абхазии, а в соответствии с нашим законом о временном порядке исчисления сроков наказания, в зависимости от режима, три дня засчитываются за четыре, один день – за два и полтора дня – за день. Таким образом, сроки наказания автоматически сокращаются. При передаче заключенного из России в Абхазию сроки будут пересчитываться. В обратном направлении: при передаче заключенного из Абхазии в Россию срок будет определяться приговором суда.

В настоящее время в России, по словам Дмитрия Шамба, отбывают наказание несколько десятков граждан Абхазии. А в Абхазии – 16 граждан России. Заключенные стремятся из российских тюрем вернуться домой, в Абхазию. Обратный процесс не идет: из 16 заключенных, которым было предложено направить ходатайство о переводе для отбывания срока наказания в Россию, ни один не изъявил желание таковое подать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG