Accessibility links

Счет «отжатых» домов идет на сотни


Нарушение имущественных прав – одно из наиболее распространенных преступлений, совершаемых государственными функционерами. На отъеме домов и чиновники, и прочие зарабатывают деньги

Нарушение имущественных прав – одно из наиболее распространенных преступлений, совершаемых государственными функционерами. На отъеме домов и чиновники, и прочие зарабатывают деньги

В Южной Осетии растет число людей, которые заявляют о том, что их лишили недвижимости по подложным документам. Жертвами произвола в первую очередь становились те, кто вынужден был покинуть республику, – беженцы и политэмигранты.

Офицер, ветеран Великой Отечественной войны Энвер Газзаев после демобилизации в 1956 году получил в бессрочное пользование участок земли в Цхинвале, на улице Карла Маркса (теперь Осетинская). В 1989 году его сын Валерий Газзаев построил на отцовской земле, рядом с родительским домом еще один – двухэтажный площадью 200 квадратных метров. В 1991 году, в начале осетино-грузинского конфликта, Валерий Газзаев вынужден был покинуть Южную Осетию из-за преследований по политическим мотивам. К слову сказать, отношение к нему в республике неоднозначное: одни называют предателем, другие объясняют его злоключения тем, что уж слишком многим не нравилось, как быстро набирал влияние в обществе молодой лидер «Адамон Ныхас».

По словам моих цхинвальских друзей, времена были смутные, у каждого заметного в республике человека есть свои скелеты в шкафу, поэтому бередить прошлое в Цхинвале не любят, а уж тем более – пересматривать списки предателей или героев. Но вот что можно утверждать наверняка: его отец ко всему этому никакого отношения не имел. Тем не менее после отъезда Валерия Газзаева старика-ветерана избили, а его дом разрушили. Правда, на участке оставался еще один, тоже разграбленный, но все-таки почти целый.

В этом году Валерий Газзаев решил подарить его своим дочерям, которые после учебы вышли замуж в Цхинвале. И тут оказалось, что это уже не его дом. Говорит Валерий Газзаев:

«Оказалось, что еще в 2010 году по отмашке президента Кокойты мой дом отдали новому владельцу. Я им говорю: «Вы, идиоты, это моя частная собственность. Кем бы я ни был, вы имеете право отобрать ее у меня только решением суда по соответствующей статье с конфискацией имущества. Если я в чем-то виноват, позовите меня, и я предстану перед судом. В чем проблема?»

Технически отъем дома осуществлялся следующим образом. 30 сентября 2010 года коллегия администрации города Цхинвал вынесла постановление №173, по которому отвела под строительство участок, принадлежавший семье Газзаевых, некоему Нугзару Бестаеву. Чиновники сделали вид, будто не заметили, что на земле стоит двухэтажный дом. Как уверяет Валерий Газаев, рассеянность чиновников была щедро оплачена:

«Они передали земельный участок, не указывая дом. Мои друзья связались с новым владельцем, он говорит: «Я ни при чем, мне эту землю дали». Я ему позвонил, спрашиваю: «А на земле дом стоит – капитальный, двухэтажный?» Он отвечает: «Да». Я спрашиваю: «А в постановлении указано, что тебе дом дали?» Он отвечает, что нет. Тогда я спрашиваю: «А почему ты разбираешь мой дом, зачем снял перекрытие второго этажа?»

В течение года Валерий Газзаев пытается восстановить свои имущественные права. Куда только он не писал жалобы, включая президента республики и председателя Верховного суда, но все тщетно.

По словам правозащитницы Фатимы Маргиевой, нарушение имущественных прав – одно из наиболее распространенных преступлений, совершаемых государственными функционерами. В Цхинвале счет «отжатых» домов идет на сотни, и в каждом случае из вороха фальшивых постановлений торчат уши судейских, прокурорских или чиновников. Добиться справедливости невозможно, потому что право здесь регулируется не законом, а на глазок теми, кто держит в руках власть, говорит Фатима Маргиева:

«Случай Валеры – не единственный. На отъеме домов и чиновники, и прочие зарабатывают деньги, а на народ им чихать – упоминания о правах человека у них вызывает лишь саркастическую ухмылку, настолько все привыкли работать вопреки закону, как им заблагорассудится. Произвол продолжается, он творится во всех сферах жизни. Это очень трудно передать словами тем, кто пострадал от беззакония. По сути, у нас нет конституционного строя – это делает Южную Осетию какой-то недореспубликой».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG