Accessibility links

«Вместе легче быть услышанным»


В этом году Цхинвал принимал делегации, в том числе и из тех территорий, государственность которых сам признает, в жизни которых он уже сам принимает деятельное участие

В этом году Цхинвал принимал делегации, в том числе и из тех территорий, государственность которых сам признает, в жизни которых он уже сам принимает деятельное участие

В воскресенье, 20 сентября, в Южной Осетии праздновали 25-ю годовщину образования республики. Такого количества иностранных делегаций в Цхинвале еще не было. Уже с пятницы югоосетинский президент Леонид Тибилов принимал представителей Москвы, республик Северного Кавказа, Абхазии, Нагорного Карабаха, Приднестровской, Луганской и Донецкой народных республик.

В этом году я не был в Цхинвале в годовщину провозглашения республики, но и по публикациям в прессе трудно не заметить отличие этого празднования от предыдущих. Если в прошлом наблюдалась некая форма самоутверждения, демонстрация верности однажды выбранному пути самоопределения, то теперь не это было главным. Цхинвал принимал делегации, в том числе и из тех территорий, государственность которых сам признает, в жизни которых он уже сам принимает деятельное участие. Вольно или невольно получилось некое подобие презентации нового союза или, если угодно, клуба непризнанных или частично признанных государств. На этом фоне обращение Владимира Путина воспринимается уже не просто как поздравление с годовщиной, но как приветствие учредителя клуба.

Вопрос в том, говорит российский политолог Николай Силаев, какое наполнение получит этот клуб, насколько он окажется устойчивым в будущем:

«Насколько это устойчиво, сказать трудно. Понятно, что у самих непризнанных или частично признанных государств может и не хватить ресурсов, чтобы осуществлять какие-то большие совместные проекты. Но вот в чем уже сегодня есть системное влияние этой конструкции, так это в том, что признание ЛНР и ДНР со стороны Южной Осетии позволяет юридически корректно сотрудничать российским, донецким и луганским юридическим лицам».

Еще одна конкретная польза от подобного рода объединений, говорит Николай Силаев, состоит в том, что вместе легче быть услышанным международным сообществом, чем поодиночке:

«К сожалению, мир сейчас таков, что вообще мало кто друг друга слышит, тем более оппоненты. Но все-таки когда становится понятно, что это не исключительный случай, не результат чьей-то злой воли – появление вот этой проблемы фрагментации государств на постсоветском пространстве. Конечно, когда эта проблема собирается на одной площадке, пусть даже и такой, какие-то позиции непризнанных или частично признанных государств могут звучать более убедительно».

Российский политолог Сергей Маркедонов не считает, что создание подобного клуба – это явление 2015 года. Он напоминает о попытках Москвы скоординировать деятельность непризнанных республик в 2004-2008 годах, создать интеграционные структуры. Их в ту пору как только не называли – «Союз новых демократий» или даже СНГ-2.

Тогда, подчеркивает Сергей Маркедонов, это было связано с попыткой разморозки конфликтов на постсоветском пространстве, когда форматы их урегулирования, принятые еще в 90-х годах, стали активно пересматривать, в том числе и роль Москвы как посредника и миротворца. Почему сейчас вернулись к идее клуба? В том числе и потому, считает Сергей Маркедонов, чтобы продемонстрировать Западу: случай с Крымом – уникальный, а в других Москва не будет идти по пути присоединения территорий. Говорит Сергей Маркедонов:

«Я не знаю, насколько этот клуб будет функционировать успешно. Но есть еще попытка такого позиционирования: Москва не оставляет интересы малых народов, территорий, которые выбирают особый путь, Москва им покровительствует. Иными словами, акцент будет сделан не на какую-то большую геополитику, но на поддержку самоопределения.

– Как это может выглядеть в развитии?

– Трудно сказать. Возможно, сложится такой, условно говоря, клуб клиентов большого патрона – Москвы. Это будет подаваться как интеграция. То есть, условно говоря, вот там – европейская интеграция, которую предлагают Грузии, Украине, а здесь – наша ось. Наверное, так. Еще раз повторю, какая бы риторика ни была, все равно Москва не хочет тотального разрыва с Западом. Во всем этом есть определенное дистанцирование от Крыма. Москве надо в том или ином виде показать: «Да, у нас есть интересы, да, мы будем поддерживать эти территории, мы их не бросим. Но мультиплицировать на них опыт Крыма мы не будем».

Для подобных демонстраций, считает Сергей Маркедонов, югоосетинская площадка весьма символична, так как именно здесь и руководство, и оппозиция видят лучшую перспективу для республики в объединении с Северной Осетией в составе России.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG