Accessibility links

Иностранный инвестор Денис Вусик продолжает предпринимать попытки отстоять свои права в абхазском суде. Он утверждает, что стал жертвой мошенничества в Абхазии. Потенциальный партнер по бизнесу Давид Джинджолия получил от Вусика 200 тысяч долларов под реконструкцию многоэтажных домов, однако не выполнил своих обязательств. Прокуратура возбудила уголовное дело против Джинджолия по статье «Мошенничество» и по окончании расследования направила его в Сухумский городской суд. Там дело пылится уже четыре года.

Несостоявшийся инвестор Денис Вусик приехал в Абхазию в 2008 году с намерением достроить четыре многоэтажных дома в г. Сухум и передать впоследствии до 40% квартир администрации города. Но его планы не осуществились, так как он напоролся на Давида Джинджолия, на тот момент заместителя начальника жилуправления г. Сухум. Под сфабрикованную Джинджолия справку об учреждении фирмы «Кавказстрой» с извещением о том, что она является единственным претендентом на реконструкцию четырех многоэтажных домов и внесла в бюджет администрации города 940 тысяч рублей в виде предоплаты, Денис Вусик передал Давиду Джинджолия 200 тысяч долларов. Сделка была заверена нотариально. Получив деньги, Давид Джинджолия умыл руки, а Денис Вусик начал судиться.

О перипетиях своего судебного дела рассказал мне Денис Вусик. Прокуратура провела расследование и в 2011 году передала дело в суд г. Сухум. В январе 2012 года дело попало к судье Ахре Барциц и лежит у него без движения уже четыре года. За это время было всего пять протоколов отложения дела из-за неявки потерпевшего, подсудимого либо прокурора. Денис Вусик, который живет в Америке, за все это время не получил ни одного официального извещения о том, что должен явиться на процесс. А в феврале 2013 года судья Барциц вообще приостановил производство по делу из-за неявки потерпевшего в суд.

При этом из материалов уголовного дела у судьи Ахры Барциц исчезли три документа: заявление Вусика с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие, ходатайство о признании его потерпевшим и гражданский иск о возмещении имущественного вреда. Об этом рассказал сам Денис Вусик:

«Я просил и настаивал в силу своих возможностей, чтобы дело рассматривали в мое отсутствие, в связи с тем, что я переживаю за свою безопасность. По приезде в Абхазию в этом году я обнаружил, что мои письма вообще в деле отсутствуют, но при этом судья ссылается на то, что я был обеспокоен своей безопасностью и не предпринял никаких официальных действий. Хотя я поставил суд в известность. Я встречался в этом году с президентом, он взял под контроль это дело. Также одно из заявлений было на имя Беллы Константиновны Хасая (председатель суда г. Сухум). Оно тоже отсутствует. Три заявления пропали, хотя у нас есть второй оригинал копии, который имеет входящий номер и дату, когда оно было передано в суд. Эти документы пропали неслучайно. Я считаю, что это затягивание дела и предоставление человеку возможности уйти от ответственности, потому что он ни на один день не был взят под стражу. И этот человек не в первый раз по одной и той же статье проходит».

Давид Джинджолия в 2009 году уже был осужден по другому делу, но по той же статье (часть 4 статьи 156 «Мошенничество»). Его приговорили к семи годам условно с пятилетним испытательным сроком, а в 2013 году амнистировали. Он ни дня не находился под стражей, несмотря на то, что преступление квалифицируется как «тяжкое». В 2011 году против Джинджолия возбуждается второе уголовное дело по той же статье «Мошенничество» в связи с делом Вусика, а в 2012 году дело уже находится в суде.

Статья 68 Уголовного кодекса Республики Абхазия говорит о том, что в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, тяжелого или особо тяжкого, суд отменяет условное осуждение и назначает наказание по правилам статьи 64, то есть по совокупности приговоров: к старому сроку добавляется новый. Однако, как видно, никто эту статью закона применить не посчитал нужным и преступника амнистировали в то время, когда он проходил по новому уголовному делу.

По мнению Дениса Вусика, судья Ахра Барциц намеренно затягивает дело, чтобы довести его до срока давности. С момента совершения преступления в 2008 году срок давности истечет в 2018 году. Пока подсудимый не является на процессы, из дела исчезают документы, дело без конца откладывается, до вынесения приговора еще далеко, потом можно подать на кассацию, потом – надзорную жалобу, глядишь, и вот он, желанный срок давности наступил! И Давид Джинджолия снова уйдет от ответственности.

Денис Вусик 25 августа подал ходатайство об отводе судьи Барциц, судья его рассмотрел и в отводе своей персоны отказал, не посчитав нужным ответить на доводы Вусика.

23 сентября во время очередного отмененного из-за неявки подсудимого процесса журналисты, пришедшие его освещать, включили свои диктофоны. В этот момент состоялся такой диалог с судьей:

Судья Ахра Барциц: Так, прошу вас, а что это такое?

Журналист: Диктофон.

Судья Ахра Барциц: Что за диктофон? Вы в курс поставили кого-то? Разрешение спросили?

Журналист: Нет необходимости, потому что это – открытый процесс.

Судья Ахра Барциц: Есть необходимость, это открытый процесс, но с учетом согласия сторон.

Журналист: На это не требуется согласие сторон, мы решили этот вопрос с председателем суда Беллой Хасая.

Судья Ахра Барциц: Я не в курсе, что вы решали с председателем суда.

Журналист: Но тогда получается, что вы не знаете закон, потому что аудиозапись разрешена без специального обращения.

Судья Ахра Барциц: С учетом мнения сторон. Только так. Вы нарушаете интересы кого-то из сторон. И не надо самодеятельностью заниматься.

Адвокат подсудимого Тимур Табагуа: Разрешение суда у вас должно быть.

Журналист: Разрешение суда должно быть только на видео- и фотосъемку, так нам объяснила председатель суда.

Производить аудиозапись судья нам запретил. Получается, что ни судья Ахра Барциц, ни адвокат Тимур Табагуа не имеют представления о том, что в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Абхазия есть статья 241, и в пункте 6 этой статьи сказано: «Лица, присутствующие на открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Видео-, фото- и киносъемка производятся с разрешения судьи». Этот вопрос уже обсуждался и согласовывался с председателем суда г. Сухум Беллой Хасая. Она ответила официально на запрос журналистов и сообщила, что на аудиозапись никаких разрешений не требуется. Однако судьи об этом проинформированы не были. Наверное, предполагалось, что они должны и так знать все законы.

И последнее. Узнав о том, что дело Дениса Вусика взял под личный контроль президент Рауль Хаджимба, мы направились в Генеральную прокуратуру, чтобы понять, что после этого изменится в деле.

Генеральный прокурор Алексей Ломия так прокомментировал ситуацию:

«Получается так, что прокуратура г. Сухум расследовала это дело и передала его в суд. Теперь надо выяснить, почему суд до сих пор не расследовал. Раз уже есть грозная резолюция от президента, то мы будем более детально разбираться, почему так произошло. Теперь мы поставим это дело на личный контроль. У нас здесь есть соответствующее управление, которое отвечает за поддержание обвинения в суде, и мы им дадим указание, чтобы они отслеживали этот процесс в полном объеме».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG