Accessibility links

Политические партии, как хорошо известно, являются действенным инструментом борьбы за власть. Впрочем, не везде и не всегда; ведь, как говорится, из правил бывают исключения…

Начну с краткого экскурса во внутриполитическую историю Абхазии последней четверти века. Старейшая из существующих ныне в ней политических партий – Народная партия Абхазии – была учреждена осенью 1991 года. Злые языки тогда прозвали ее «партией обиженных», имея в виду, что в нее объединились те представители абхазского национального движения, которых «не взяли» ни в лидеры Народного форума Абхазии «Аидгылара», ни в депутаты Верховного Совета Абхазской АССР. Затем в НПА не раз менялся лидер, не раз вообще менялся ее состав, пока в 1999-м она прочно не стала партией Якуба Лакоба. К таким партиям, которые ассоциируются исключительно с именем ее лидера, можно отнести и созданную осенью 2007-го бизнесменом и политиком Бесланом Бутба Партию экономического развития Абхазии (ЭРА). Кстати, такие же аналогии возникают и с большинством абхазских негосударственных периодических изданий, про которые говорят, что они будут существовать, пока будут живы их редакторы-основатели.

А хронологически вслед за НПА вскоре после окончания Отечественной войны народа Абхазии возникла Коммунистическая партия РА (естественно, из части бывших членов КПСС). Кстати, когда недавно одна моя коллега-журналистка на ряде бесед за круглым столом, где шла речь о переходе на пропорциональную, по партийным спискам, или хотя бы на смешанную систему выборов, стала критически рассуждать о том, что у нас, собственно, нет партий, основанных на идеологических различиях, все они декларируют примерно то же самое и создаются чаще всего под какую-то личность «под выборы» и т.д., я первым делом вспомнил про КПРА. Уж тут-то идеология, как говорится, налицо; другое дело, что абхазские коммунисты не слишком активны в продвижении соответствующих идей в государственные дела, не говоря уже о борьбе за власть, и, вообще, я скорее назвал бы эту партию «Ностальгирующей». Но сегодня, когда при встрече с упомянутой коллегой мы немножко подискутировали по поводу ее рассуждений, речь у нас шла в основном о другом. Я сказал: да, хотя некоторые различия в платформах партий в Абхазии все же есть, но в главных декларируемых целях все они действительно едины, ибо ориентированы на построение независимого демократического государства, геополитически ориентированного на Россию. Ну и как тут быть – придумывать какие-то искусственные различия? Причем известно, что как между, скажем, идеологическими платформами республиканской и демократической партиями США, так и между ведущими партиями многих других стран, нет столь уж больших отличий.

Три республиканские политические партии – «Форум народного единства Абхазии», «Амцахара» и «Единая Абхазия» – были преобразованы из одноименных общественно-политических движений, но в разное время и при разных обстоятельствах. ФНЕА – флагман Координационного совета политических партий и общественных движений, пришедшего в прошлом году в Абхазии к власти – как ОПД сложилась в середине нулевых годов из ряда объединившихся оппозиционных в тот момент организаций, которые на предыдущих президентских выборах поддерживали кандидатуру Рауля Хаджимба. ОПД «Единая Абхазия» было учреждено в марте 2004 года – как раз под упомянутые выборы. Одним из отцов-основателей движения был Сергей Багапш, выдвинутый затем движением в блоке с ОПД «Амцахара» кандидатом в президенты (чуть позже ее поддержало и ОПД «Айтайра», после выборов прекратившее существование). В январе 2009 года «Единая Абхазия» стала партией, тут же поддержав выдвижение Багапша на второй срок. Под лидерством Даура Тарба ЕА явно шла по стопам партии «Единая Россия», став типичной правящей партией, но вскоре все резко поменялось – после скоропостижной смерти Сергея Багапша и победы на внеочередных президентских выборах его соратника Александра Анкваба. Тот лидеров «единоабхазов» к себе приближать не захотел, и они (потеряв, правда, при этом часть членов – чиновников и «твердых анквабистов») ушли в оппозицию и вступили в КС. У Анкваба осталась, по сути, единственная политическая опора – ветеранское ОПД «Амцахара», в июне 2013-го преобразовавшееся в партию.

В последние годы многое смешалось в привычном партийном раскладе в Абхазии. Пальма первенства по политическим метаморфозам здесь, безусловно, принадлежит «Единой Абхазии». Если, скажем, «Амцахара» меняла свою оппозиционность на провластность и, наоборот, в соответствии с тем, чья политическая команда приходила к власти, то «Единая Абхазия» с момента учреждения сперва была оппозиционной, потом провластной, потом снова оппозиционной, потом снова провластной… В июне 2013 года она впервые в политической истории Абхазии при продолжавшей существовать властной команде ушла в оппозицию. А на прошлой неделе председатель РПП «Единая Абхазия» Даур Тарба сложил свои полномочия и вышел из партийных рядов; на следующий день о своем решении выйти из партии заявили руководители Ткуарчальского, Очамчырского и Гагрского региональных отделений партии Тамаз Хашба, Спартак Капба и Александр Цышба.

В истории ЕА уже был случай добровольного ухода ее лидера. Тогда, в 2007-м, она была еще общественно-политическим движением, и тогда все было понятней, так как этому событию предшествовал уход по собственному желанию прежнего председателя ОПД Артура Миквабия из властной команды Сергея Багапша. Сейчас же сменивший его восемь лет назад в ЕА Даур Тарба остается на весьма важном посту гендиректора РУП «Абхазтоп».

«К сожалению, в работе партии стало много формализма, отсутствует внутрипартийная дискуссия по самым насущным проблемам жизнедеятельности государства и человека», – отмечалось в письме Тарба, адресованном политсовету партии. У многих наблюдателей это вызвало естественный вопрос, кого он в этом упрекает и что мешало ему вести с этим борьбу.

Политсовет удовлетворил просьбу Тарба, «выразив ему благодарность за многогранную и плодотворную работу в качестве руководителя партии». А на «Спутник-Абхазия» появились такие комментарии Даура Тарба: он ушел с поста лидера партии, чтобы сосредоточиться на работе в «Абхазтопе» – эта работа очень интересная и отнимает много времени; вместе с тем он не исключает возможности того, что может стать советником или экспертом какой-то другой партии, если его пригласят.

Много тут пока неясного, что, наверное, выявится в дальнейшем. Некоторые наблюдатели высказывают предположение, что наметились какие-то расхождения между теми руководителями ЕА, которые «вписались» в исполнительную власть, и теми, кто остался «не при делах» и в ком начали нарастать оппозиционные настроения.

Любопытное сопоставление. После избрания президентом РА Александра Анкваба, который не принимал руководство этой партии, не хотел с ним совместно работать, между ним и Дауром Тарба разгорелась, может, не очень громкая, но упорная борьба за партию. Ведь при Багапше Тарба усиленно работал над расширением партийных рядов, и «единоабхазов» в республике стало больше на душу населения, чем членов КПСС было в СССР. Такая структура пригодится любой власти. В какой-то момент Тарба уже был готов уйти со своего поста, но затем при поддержке ряда авторитетных оппозиционеров сумел провести съезд, на котором партия провозгласила свой уход в оппозицию.

И вот после возвращения в исполнительную власть эта партия на какой-то период, можно предположить, стала для него чем-то вроде чемодана без ручки: нести тяжело, а бросить жалко. Ну, а затем он ее оставил. Каковы будут ее дальнейшая ориентация и судьба, предсказывать не возьмусь.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG