Accessibility links

Вопрос о том: Who is mister Putin? – так до сих пор и не нашел в мире четкого однозначного ответа. Если сформулировать общие представления о Путине, которые преобладают в западном экспертном сообществе, то картина получается не очень привлекательная: милитарист, представитель партии силы, политик, полностью игнорирующий все международный нормы, в общем, эдакая реинкарнация Сталина в XXI веке.

На мой взгляд, все это так, да не совсем. Мои скромные выводы, сделанные на основе долгих наблюдений над политикой Москвы, частично подтверждают эти мнения, но в какой-то степени их опровергают.

Мой первый вывод состоит в том, что Путин вовсе не милитарист и не любитель большой крови. Скорее даже наоборот: он всячески пытается избежать лишнего кровопролития там, где нет такой необходимости. Путин – далеко не Сталин. Будучи человеком полукриминальных понятий, он, скорее, дон Корлеоне – тоже, если помните, не боявшийся убивать людей, но не делающий этого без крайней необходимости.

Это в первую очередь подтверждается ситуацией внутри России. Да, там довольно жесткий режим, недовольство подавляется, но все это делается без излишеств: в России немного политзаключенных, и даже самые жесткие критики режима, хоть и полностью игнорируются государством, но при этом их никто не убивает, не похищает и, за очень редким исключением, даже не сажает. Достаточно примеров Юрия Шевчука, Бориса Гребенщикова и Земфиры, которые позиционируют себя как ярые антипутинисты, тем не менее, будучи людьми самодостаточными, вполне успешно живут и работают в России.

Путин очень благоразумно учел опыт своих глупых советских предшественников, и устойчивость его режима связана как раз с отсутствием слишком уж назойливого контроля со стороны государства. Путинская система основана опять-таки на неприятии излишеств и понимании того, что каждому человеку надо оставить хоть немного ощущения свободы. В конце концов, СССР развалился в первую очередь потому, что «сегодня носит «Адидас», а завтра родину продаст». Союз доконали глупые, бессмысленные запреты...

Еще более ярко это проявляется во внешней политике. Всякий раз, когда крупное и неоправданное с точки зрения пиара кровопролитие становится неизбежным, то президент России всегда находит возможность «соскочить». Самый яркий пример – это Донбасс, который Путин брал ровно до той степени, пока не замаячили контуры больших потерь.

Это подтверждает и Чечня, в который были пролиты реки крови, но в конце концов было решено чеченцев не покорить, а купить. Согласитесь, Путин мог бы вообще устроить геноцид, и никто на Западе ничего бы не сказал. Сталин ровно так бы и поступил, а вот дон Корлеоне – нет. Он бы сказал: «Мы же разумные люди, давайте договоримся»...

Второе представление – это то, что Путин вовсю попирает все нормы и принципы международного права. Это одновременно и так и не так. Спросите себя: почему в августе 2008 года было решено вести длинную и нудную игру в обстрелы грузинских деревень, понимая, что Грузии рано или поздно придется ответить? Почему российские войска не вошли сразу, зачем столько тянуть?

Вот тут мы подходим к одному из своеобразий политической психологии президента России: Путин прилагает огромные усилия к тому, чтобы хотя бы формально не выйти за рамки мирового правопорядка. Ни одно из его вооруженных вторжений не выглядит собственно как вторжение: президент России скрупулезно готовит план к тому, чтобы по крайней мере со стороны все было похоже либо на «принуждение к миру», либо на внутренний гражданский конфликт, как на Востоке Украины.

Понятно, что в данном случае речь идет лишь о внешнем соблюдении правил приличия, однако даже это дает некоторое преимущество странам, которые могут пострадать от российской политики – по крайней мере есть красные линии...

Еще одна черта характера Путина, которая характеризует его: он преимущественно не отбирает территории, где проживает нелояльное население, – за редким исключением он берет регионы, где его встречают аплодисментами и георгиевским ленточками. Как только выясняется, что в том или ином регионе его не будут встречать как национального героя, – это оказывается достаточным для того, чтобы даже не пытаться взять эту территорию.

И еще одна специфика: Путин не воюет на два фронта. Когда он воюет с Грузией, Украина может быть спокойна, когда он воюет с Украиной, –- Грузия может быть спокойной. Теперь он воюет в Сирии, значит, Украина может на некоторое время расслабиться.

Знание повадок президента России дает нам фору: если как следует изучить особенности путинской политики, то можно избежать неприятностей.

Увы, в перечне мер нет самого любимого грузинского рецепта: «не надо злить Путина». На самом же деле риторика не имеет никакого значения. Никакой Саакашвили не позволял себе в отношении России и Путина столько хамских выпадов, сколько Александр Лукашенко. На его фоне Саакашвили, особенно ранний, – это просто образец путинизма. Однако никто даже не собирается устраивать ему войнушку, так как Батька в целом играет по его правилам игры. А вот тот, кто играет не по его правилам, ему не поможет никакая риторика, даже самая доброжелательная в отношении кремлевского дона Корлеоне.

Мы все должны четко понимать: у Путина есть свои красные линии, и наша задача – оставаться за одной из них. Россия не придет к нам, если мы сами ее не попросим. Вся политика Путина показывает, что «не злить» – это контрпродуктивно. Даже когда у власти такие пугливые ручные обезьянки, как в сегодняшней Грузии. Есть лишь один способ не допустить вторжения России – это убить георгиевскую ленточку в самих себе, тогда все будет в порядке.

Как говорится, «Молодец против овец, а против молодца и сам овца». Не будьте овцами, и тогда Путин вам не страшен.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG