Accessibility links

В течение последних дней в югоосетинских СМИ ведется активная кампания против представителей религиозных и неправительственных организаций. От отдельных депутатов и чиновников открыто звучат призывы к нетерпимому отношению к приверженцам религиозных сект.

– Есть ли в нашем обществе внутренний враг?

Елена, 45 лет: Наверное, в любом обществе есть внутренний враг, который действует не на развитие, а наоборот.

– А кого в нашем обществе можно назвать врагом?

Елена: Я бы врагами назвала тех людей, которые сами обогащаются, а для своего народа ни черта не делают. Человек должен быть хотя бы немножко патриотом и что-то делать для своей родины. Тех, кто думает только о своем обогащении, я считаю врагами своего народа.

– Как вы считаете, являются ли секты и неправительственные организации врагами общества?

Елена: Секты, наверно, да. У них позиция – моя хата с краю. Они, вроде, и верят в Бога и, казалось бы, стремятся творить только хорошее, добро. Но с этой своей позицией – моя хата с краю – только ходят, проповедуют. И то я бы не сказала, что они очень веруют и проповедуют с чистой душой.

Алла, 55 лет: Мы как-то не очень вникаем в политику. У меня лично все мысли заняты только тем, как свою семью накормить и обеспечить. И чтобы зарплата была достойная. А враги испокон веков и из поколения в поколение всегда бывают. В каждом обществе есть правые и левые силы, так что это закономерно. Это было и до нас, и после нас.

– А кому нужно искать врагов в обществе?

Алла: Наверное, тем карьеристам, которые хотят власть. Они рвутся к власти, им нечем заняться, и ищут себе развлечения.

– Как вы считаете, есть ли в нашем обществе внутренние враги?

Аза, 43 года: Если даже они есть, мне кажется, они этого сами не осознают. Мне так кажется. Я не верю, чтобы у нас были внутренние враги. Я не верю, что среди людей, оставшихся здесь жить после войны, есть враги. Что касается евангелистов, иеговистов, пятидесятников, они ведь все уверены, что делают только благо. Люди собираются, молятся. Может, для них это какой-то выход из какого-то положения. Врагами их я не считаю. Они не враги, делают свое дело, верят во что-то, им интересно вот так жить, но врагами я их не считаю.

Инна, 47 лет: Я об этом даже не думала… Может быть. Секты? Они не такую уж большую роль играют в обществе, чтобы войну с ними вести. А неправительственные организации, если не работают против государства, чего против них воевать? Но, вообще, надо их контролировать.

Анна, 27 лет: Мне кажется, главные враги Осетии – это неинициативные и незаинтересованные в процветании своей республики люди. Мне кажется, бездействие – самый главный враг нашего народа.

– А как вы считаете, являются ли секты и неправительственные организации врагами народа?

Анна: Смотря какая у неправительственной организации деятельность. Не каждая неправительственная организация – это враг народа. Что же касается сект, то действия некоторых сект просто ужасают. Это ведь проблема не только нашего народа, это проблема человечества вообще. Эти секты запудривают слишком много молодых умов. Вот с ними нужно поработать хорошенько, я считаю.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG