Accessibility links

Очередной иск против Марины Гумба


Ранее с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации против Марины Гумба в суд обращалась автор этого материала. Сегодня суд рассматривал аналогичный иск против нее, но поданный уже другим истцом

Ранее с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации против Марины Гумба в суд обращалась автор этого материала. Сегодня суд рассматривал аналогичный иск против нее, но поданный уже другим истцом

Сегодня в суде г. Сухум судья Рустам Чагава рассматривал заявление адвоката Инги Габелаиа с требованием привлечь к уголовной ответственности гражданку Марину Гумба по статье 124 (часть 2) Уголовного кодекса Абхазии – за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, демонстрируемую публично или в средствах массовой информации. Марина Гумба обвинила адвоката в том, что она в ходе процесса представила суду подложные документы. Это является уголовно наказуемым деянием, поэтому адвокат обратилась в суд с иском о клевете.

Напомню: ранее с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации против Марины Гумба в суд обращалась автор этого материала. Сухумский городской суд уже признал ответчицу виновной в совершении уголовного преступления и определил ей меру наказания в виде штрафа в размере 10 тысяч рублей.

Оба иска – журналиста и адвоката – связаны с судебным процессом, в котором племянник Марины Гумба выступал ответчиком. Журналист этот процесс освещала, а адвокат – представляла интересы истицы.

На следующий день после того, как процесс был проигран племянником Марины Гумба, она опубликовала в социальной сети Facebook на странице группы «Агута» («Центр») пространный пост, в котором обвинила адвоката Ингу Габелаиа в том, что она нарушила адвокатскую этику и позволила себе такие высказывания в адрес ответчика и его семьи, как «я опозорю вас на всю Абхазию» и «я оболью вас грязью», а также предоставила суду «заведомо ложные, недостоверные сведения и подложные документы».

В этом же тексте Марина Гумба обвинила судью Орхана Чедия в «грубом нарушении Гражданского кодекса», работников гудаутского органа опеки – в некомпетентности, «предоставлении суду несоответствующих действительным обстоятельствам сведений» и «грубом нарушении действующих норм Гражданского кодекса». А также назвала журналистов, освещавших процесс, «нечистоплотными»; «превратившими свои публикации в состязание, кто грязнее осветит процесс и старательнее обольет грязью его участников»; использующими свой «арсенал, клевету и сплетни, чтобы перевести судебный процесс из плоскости гражданского права в плоскость политики». Ни в одном случае она не подкрепила свои обвинения аргументами.

Сегодня судья Рустам Чагава выслушал показания свидетелей. Никто из них не подтвердил факт оскорбительных высказываний со стороны Инги Габелаиа. Более того, есть диктофонные записи процесса, и достаточно их прослушать, чтобы убедиться, что обвинения адвоката в оскорблении стороны ответчика не соответствуют действительности.

Что касается обвинения адвоката в предоставлении суду «заведомо ложных, недостоверных сведений и подложных документов», тут речь идет о двух документах – генеральной доверенности на владение и распоряжение домом, которая была выдана истице в том процессе – Гульгаз Мамедовой нотариусом Гудаутского района на паспорт с просроченным сроком действия. Когда на это нарушение обратила внимание сторона ответчика, адвокат признала, что доверенность выдана с нарушением, и позже она была аннулирована. Второй документ, который Марина Гумба назвала «подложным», был актом обследования жилищно-бытовых условий в доме Гульгаз Мамедовой. Его выдал Гудаутский отдел опеки по требованию судьи.

На обвинение в предоставлении суду подложных документов Инга Габелаиа ответила так:

«Мы (адвокаты) проводим проверку после того, как к нам обращается сторона и говорит, что мы считаем, что эта доверенность недействительная. А в той ситуации, когда нам представляют документы наши доверители, мы исходим из презумпции достоверности. Мы не проводим дополнительную проверку документов. Мне этот документ (доверенность) перешел из рук моей доверительницы, значит, ответственность за этот документ несет она. Если же доверительница получает документ от госслужащего, как это было в двух этих документах (доверенности и акта), как она может проверять акт Джугелия (Гудаутский отдел опеки) и делать по нему замечания? Не имеет права. Так же, как и по доверенности: она дала паспорт и получила свой документ. Конечно же, здесь некомпетентность нотариуса, но не из-за халатности адвоката. А акт жилищно-бытовых условий нам огласил судья, и мы с ним ознакомились. Ни Гульгаз, ни я к этому акту никакого отношения не имеем!»

На следующем процессе через неделю начнутся «прения сторон». Однако в прениях будет участвовать одна Инга Габелаиа, так как другая сторона – подсудимая Марина Гумба – ни на один процесс не является. Не посетила она ни один процесс по обвинению ее в оскорблении журналистом. И на процесс по обвинению адвокатом Габелаиа в клевете Марина Гумба тоже не является, он по ее ходатайству проходит без нее.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG