Accessibility links

Грузия готова возобновить газовое сотрудничество с Россией. Что не означает его реального возобновления, но реальность – ничто по сравнению с тем, что ею кажется и о чем миру посылается сигнал. Сигнал был послан грузинской властью в лице министра энергетики Кахи Каладзе и заключался в сообщении о том, что ничего предосудительного в таком сотрудничестве нет.

Это, конечно, так. Грузия перестала закупать у России газ, и это было понятно с точки зрения того времени. Теперь времена изменились. Грузия ищет и находит альтернативу Азербайджану в Москве. И, выходит, время тут ни при чем, только диверсификация бизнеса.

Бизнес этот полон непрозрачных соблазнов сам по себе. Поэтому никакие цифры не являются убедительными, и вряд ли с точки зрения арифметики что-то всерьез изменилось со времен Саакашвили. Но даже с учетом возможной бизнес-прагматики решение все равно было политическим. И это не означает, что оно было неправильным. Что точно так же теоретически справедливо и в отношении решения, которое ныне обсуждает команда «Мечты».

Разрыв с «Газпромом» – демонстрация позиции, почти как запрос о членстве в НАТО. Сигнал, который посылает нынешняя власть: НАТО и «Газпром» – вещи вполне совместные, в чем и состоит философия этой власти. Все вполне логично. Но тут желательно что-то одно, и грузинской власти приходится определяться. И, как в случае с железной дорогой через Абхазию, почти честно признает, что между реальным экономическим расчетом и политическим сигналом она выбирает последнее.

Но у этой логики есть продолжение.

Грузинская власть никогда не говорит «нет» и «никогда». Особенно там, где «нет» ее предшественников звучало чеканно и с вызовом. Она не говорит и «да», что счастливо избавляет ее от ответственности за любое решение, от принятия которого она себя тоже счастливо избавляет. Такой подход выглядел безотказным, когда любой выбор казался власти катастрофой. Теперь она вдруг принимает решение в ситуации, в которой никто его от нее не требует.

На самом деле Тбилиси, возможно, полагает, что превосходно совместил расчет с компромиссом. Переговоры с Азербайджаном всегда непросты. С другой стороны, понятный маневр с Россией выглядит еще и знаком доброй воли по отношению к ней. А какие-то знаки все равно надо оказывать, почему бы не здесь, когда не опасно и даже, возможно, выгодно. К тому же грузинская власть всегда может остаться верна себе и в нужный момент опять укрыться в привычной раковине умолчания.

Все так. И, действительно, в самом по себе сотрудничестве нет ничего зазорного, все же газ, не оружие.

Но «Газпром» – это не просто бизнес-партнер, и дело не только в этом, но и в том, что все это знают. И, значит, власть нисколько не опасается этого знания. Она вообще ведет себя довольно смело по отношению к общественному мнению. Как сам Бидзина Иванишвили, не старающийся подвергнуть общественному сомнению факт своего контроля над целым процентом газпромовских акций. Наоборот, он будто даже и не считает это чем-то подозрительным, даже когда речь идет о возвращении «Газпрома» в Грузию. И подобное спокойствие вообще свойственно Иванишвили.

А это возвращение сулит изменения вполне тектонические. Это не просто альтернатива. Люди заинтересованные и посвященные, должно быть, в курсе того, как меняются нравы и правила игры с появлением «Газпрома». Власть, делая подобные заявления, не может не понимать, что это звучание проблемы тоже будет расслышано. «Газпром» создает в местах своего продвижения новую элиту. Можно сказать, новую этику, если таковой можно называть тот комплекс непрозрачных, деликатно говоря, взаимоотношений, от которых избавлялась Грузия при Саакашвили. Это та политэкономия, в которой местной власти очень трудно отстаивать свои правила и свое понимание.

Там, куда приходит «Газпром», по народным приметам, сразу образуется посредник, формально совместный, неформально подконтрольный тому же «Газпрому», это во-первых. А во-вторых, местное руководство не успевает поднять бокал за сотрудничество, как оказывается втянутым в торг о передаче московским гостям инфраструктурных мощностей, потому что это главное для такого гостя. При прежнем режиме «Газпром» бился на смерть, но остался ни с чем. Нынешний готовности к такому гладиаторству никак не выказывает, и все это тоже знают. «Газпром» для уязвимых, как все постсоветье – это выбор. А для тех, кто от него однажды отказался, почти как НАТО.

На самом деле конца света никакого нет. Может быть, и не случится вовсе, и нынешняя игра власти – просто очередной трюк в вечной интриге, которой она заменила процесс принятия нормальных политических решений. Но в маневрах, как правило, интереснее всего не выполнение задачи, а легенда. Особенно когда гораздо важнее реальности то, что за нее старательно выдается.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG