Accessibility links

«Не принимай меня. Но и не оскорбляй»


Натия работает – пишет статьи для компании мобильной связи. Так получилось, что фактически на сегодняшний день именно она содержит семью

Натия работает – пишет статьи для компании мобильной связи. Так получилось, что фактически на сегодняшний день именно она содержит семью

Натия Гоголашвили – женщина с ограниченными возможностями. Она – одна из немногих, кто трудоустроен и ведет активную социальную жизнь. Натия рассказала о том, с какими барьерами она и другие люди с ограниченными возможностями сталкиваются ежедневно и почему многие из них до сих пор не решаются выходить из дома.

На Натии темно-синий джинсовый комбинезон, лямки которого периодически спадают на белые рукава рубашки. Она исправно возвращает их на свое место. В нем она совсем как девочка, хотя ей уже 44. Натия выглядит моложе своих лет – у нее короткая стрижка, добрая улыбка и еле заметные мимические морщинки у глаз. Поначалу ее речь довольно сложно разобрать, но постепенно начинаешь привыкать и понимаешь женщину чуть ли не с полуслова. У Натии детский церебральный паралич, сокращенно ДЦП, нарушение двигательных функций мозга, которые традиционно представлены слабостью в определенной группе мышц. Из-за этого у человека может быть нарушена походка, возможны резкие стереотипные движения в руках, ногах, мимической мускулатуре, которые с трудом контролируются. В ряде случаев при ДЦП вероятно нарушение интеллектуального развития и речи. Впрочем, об этом Натия говорить не хочет – она предпочитает обсуждать те обстоятельства и барьеры, с которыми она столкнулась не из-за природы, а из-за людей.

Из-за того что Натия двигается и говорит не так, как все, ей пришлось услышать много оскорблений в свой адрес. Поднимаясь в забитый, кстати, все еще не адаптированный к нуждам людей с ограниченными возможностями автобус, она часто сталкивается с людьми, которые открыто заявляли, что «таким, как она» – не место в общественном транспорте. Несмотря на это Натия продолжает исправно ездить на автобусе – нервировать своим существованием людей, готовых в тысячный раз обсудить, какие именно политики делают жизнь в Грузии невыносимой, при этом себя лично считающих непричастными к этому.

«Нельзя от всех требовать положительной реакции. Но если ты не принимаешь меня, то не оскорбляй хотя бы. Впрочем, нужно сказать, что порой и излишняя помощь может быть оскорбительной. Когда тебя не просят о помощи – не предлагай ее. Такова моя философия. Было время, мне казалось, что общество стало терпимее к нам. Сейчас я понимаю, что оно не изменилось, просто я повзрослела», – говорит Натия.

Из-за враждебности общества многие предпочитают свести контакт с окружающим миром к минимуму – не выходить на улицу, не искать работы и закрыться в четырех стенах. Там они чувствуют себя безопасней. Бороться за свои права может не каждый. Вернее, поправляет Натия, не всегда. Сегодня ты можешь быть настроен решительно, готов столкнуться с любой стеной на пути, но уже завтра руки могут опуститься. Это в какой-то степени борьба с ветряными мельницами, у которой нет конца. И она сильно выматывает, признается Натия, и добавляет, что действительно устала. Впрочем, ее стимулом были и остаются до сих пор родители. Собственно, они – первые, кто должен принять своего ребенка таким, какой он есть, поэтому от их отношения и настроя так много зависит. А Натии, по ее словам, повезло не только с ними:

«Такой инклюзии, какая была в моей школе, возможно, и сейчас нигде в мире нет. Да, она не была адаптирована к нуждам людей с ограниченными возможностями, но с моральной и образовательной точки зрения там было все. После школы я решила поступить в вуз – тогда это было чем-то невероятным. Ты хочешь получить высшее образование? Как? Люди недоумевали. В университете потребовали разрешение Министерства образования. Там, в свою очередь, на меня посмотрели круглыми от удивления глазами, но все же послали запрос в Москву. Пришло согласие, но тогда даже метода не существовало для сдачи экзаменов. Писать я ведь не могла, поэтому предложила, чтобы под мою диктовку писал помощник. Так я поступила на филологический факультет. Потом, правда, и в университете не раз задавались вопросом – для чего мне это, мол, все равно не сможешь знаниями воспользоваться. Но вот, пользуюсь».

Да, Натия работает – пишет статьи для компании мобильной связи. Так получилось, что фактически на сегодняшний день именно она содержит семью. Раньше она вела блог и колонку, в которых рассказывала о проблемах людей с ограниченными возможностями. Однако большинство из них с годами не теряют актуальности. Так, преобладающее большинство зданий и учреждений остаются неадаптированными или адаптированными частично. А для Натии, например, ввиду ее состояния, главный барьер – это отсутствие перил в здании и на входе. Ей, в отличие от колясочников, не нужен пандус, впрочем, большинство, рассказывает Натия, считает, что если есть пандус, значит, здание можно считать адаптированным. Все, продолжает она, от незнания и нежелания обратиться за консультацией к людям, для которых это делается. Если подумать, перила – это вроде бы такая мелочь, такая незначительная деталь. Но для Натии – это возможность не обращаться за помощью к прохожему. Не просить его о том, что могла бы сделать сама.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG