Accessibility links

Екатерина все же была не права?


То, что Абхазия пошла по традиционному пути попеременной смены у руля управления государством двух или более партий или партийных блоков, как в странах «с развитой демократией» – это вполне позитивное явление

То, что Абхазия пошла по традиционному пути попеременной смены у руля управления государством двух или более партий или партийных блоков, как в странах «с развитой демократией» – это вполне позитивное явление

Недавно прочел интересные интернет-размышления абхазского госчиновника высокого ранга. Явно, что называется, выношенные. Он пишет, что, начитавшись «страшилок» недовольных всем сограждан, испытал странное ощущение. Вначале ему стало грустно, а потом смешно… В общем, ничего хорошего вокруг, на их взгляд, нет, один негатив, все злые и неудовлетворенные… А тем временем в городах есть свет, вода, газ, ходит транспорт, работают школы, больницы, люди трудятся, получают зарплату. Относительно небольшую, правда. Но кому сейчас легко? Нелегко, конечно, особенно тем, кто познал власть, насладился ею, потерял ее, а теперь мечтает снова вернуться к ней, любимой, любой ценой. Привыкли, приросли. Почему-то без нее плохо спится. Хотя расчеты вели на лет 15 вперед. И это понятно без всякой иронии. Со всяким может случиться. Вполне естественно, что привыкли не только бывшие власть имущие, но и их жены, дети, другие родственники. Остались недостроенные дома и дворцы, мебель из Дубая (арабы до сих пор плачут), некупленные новые джипы, поездки на острова по два раза в год, про золото и бриллианты на рынках за рубежом, как обновке, говорить как-то и неловко… «Почему бы и нет, – пишет он, – если тебе позволяли. Позволяли первые лица государства. Вы бы отказались?!»

Эти наблюдения об определенной части абхазского общества показались мне весьма меткими. Не поспоришь и с тем утверждением, что «есть немало людей, которые не только не радуются успехам в стране, но и стараются оказывать сопротивление этому» и озабочены подготовкой ореховой или еще какой-нибудь революции. Все верно, только ради справедливости надо внести одно существенное дополнение. Лет десять назад, когда к власти пришла команда, которая ныне оказалась в оппозиции, ее представители примерно так же говорили о многих из тех, кто сегодня к этой самой власти вернулся. (Опять же справедливости ради скажу, что автор приведенных выше размышлений – во всех отношениях достойный человек, до 2005 года во власти не был, так что его к «вернувшимся» к ней не отнесешь.)

Словом, политико-экономический круговорот…

Как известно, при всех издержках демократии человечество не придумало лучшей системы политического устройства, и то, что Абхазия пошла по традиционному пути попеременной смены у руля управления государством двух или более партий или партийных блоков, как в странах «с развитой демократией» – это вполне позитивное явление. Но если, скажем, в США нахождение у власти одной из двух партий не отражается, надо полагать, на материальном положении рядовых демократов или республиканцев, то в маленькой Абхазии с ее развитой системой родственно-клановых отношений между нахождением партии у власти и благосостоянием ее членов имеется прямая причинно-следственная связь. Ведь еще во время избирательного кризиса 2004 года один из абхазских авторов четко сформулировал, что единственное «идеологическое отличие» наших политических сил – это то, что они представляют разные бизнес-элиты.

Ладно, и в этой сменяемости тоже можно усмотреть некую справедливость: порулили одни – дайте порулить другим. И попилить тоже.

Другую и весьма значительную часть общества составляют «наивняки», которые в период информационного штурма оппозицией действующей власти начинают искренне верить, что стоит свергнуть «ненавистную клику» – и все в государственном механизме заработает если не как швейцарский хронометр, то по крайней мере как сносные часы. Этот самообман характерен, конечно, не только для Абхазии, причем сейчас он у нас уже не так силен, как в канун первой в истории страны смены властной команды демократическим, выборным путем в 2005 году (все когда-то происходит впервые). Собственно, и среди многих самих оппозиционеров, думается, глубинные надежды на резкое улучшение благосостояния своей семьи в той или иной степени сочетается с верой, что их команда способна заметно изменить к лучшему ситуацию в государстве в сферах экономики, правопорядка и других.

Но вот какая «ситуевина» – в подобной маленькой стране с ее уже упомянутой спецификой, даже если кто-то и очень захотел бы кардинальным образом очистить чиновничий класс от коррупционной составляющей, ему, во-первых, пришлось бы объявить войну всей многочисленной родне «убираемых», которой наберется пол-Абхазии, во-вторых, оказаться в тупике: откуда взять на замену профессионалов с достаточным опытом работы?

Мне частенько вспоминаются снисходительно-раздраженные слова российской императрицы Екатерины Великой, обращенные к журналистам – обличителям мздоимства и прочих язв эпохи ее правления: «Ну что, вы и впрямь собираетесь искоренить пороки рода человеческого?» И тогда так и хочется переиначить слова популярной лет двадцать назад песни группы «Любэ»: «Екатерина, как же ты была права!»

А ведь ныне у нас демократия на дворе, смягчение наказаний за многие преступления и т.д., а не времена Петра Великого, который «Россию поднял на дыбы» с помощью дыбы и потратил на свои реформы треть населения страны. И не времена той же самой Екатерины, когда в ходу еще были казни четвертованием.

Кивают частенько на знаменитого недавно ушедшего из жизни Ли Куан Ю, сотворившего менее полувека назад сингапурское экономическое чудо. Начинал, мол, президентом в нищей стране и начинал с настоящего террора против коррупционеров, включая и своих родственников. Ему приписывают фразу: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что».

Поэтому думаю, что те у нас, кто мечтательно вздыхает: «Вот бы нам абхазского Ли Куан Ю», – не очень информированы и способны к всестороннему анализу действительности. Такой росток, пересаженный в иную почву, вполне на ней может и не выжить. Кстати, я отнюдь не исключаю того, что Александру Анквабу хотелось бы стать абхазским Ли Куан Ю, но…

Владислав Ардзинба, которого в последние годы, после его ухода из жизни, в Абхазии принято называть великим, был отнюдь не прекраснодушным либералом, а человеком с сильной и жесткой волей. Но мне врезался в память частный разговор с одной дамой, вовсе не внутриполитическим противником первого президента Абхазии, а, скажем так, наблюдателем, которая совершенно искренне и убежденно заявила мне несколько лет назад: «Я никогда не прощу Владиславу, что он сразу после войны не пресек этот вал мародерства и беззакония, который породил многие наши нынешние беды». То есть, значит, мог, но не захотел? Ну что, мол, стоило возле каждого пустующего объекта выставить караулы с пулеметами, чтобы они посменно стояли там дни и ночи месяцами, расстрелять «для профилактики» нескольких мародеров на месте? А если бы после этого фамилия поднялась на фамилию… авось не поднялась бы, да?

Надеюсь, меня не обвинят в том, что призываю к непротивлению злу насилием, не вижу разницы в том, кто у власти, поскольку «человека все равно не изменишь»... Нет, разница есть, просто не стоит так уж всерьез верить заявлениям политиков, стремящимся к власти, что стоит им встать за штурвал – и все будет тип-топ. Я скептически относился к подобным кличам в Абхазии два года назад, скептически отношусь и сейчас, накануне первого партийного съезда, который у нас собираются провести на стадионе, и вокруг столько сейчас всевозможных разговоров…

А Екатерина была как права, так и не права. Не права потому, что не будь обличителей, негодяям всех времен и народов было бы, что ни говори, куда вольготнее негодяйствовать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG