Accessibility links

Министерство культуры: картина реально плачевная


В последние годы были капитально отремонтированы русский и абхазский драматический театры, музей и многие другие объекты, относящиеся к Министерству культуры

В последние годы были капитально отремонтированы русский и абхазский драматический театры, музей и многие другие объекты, относящиеся к Министерству культуры

Недавно Контрольная палата Абхазии провела проверку деятельности Министерства культуры и подведомственных ему организаций. Об итогах проверки рассказал аудитор палаты Беслан Квициния.

Елена Заводская: Контрольная палата проводила проверку разных ведомств, в том числе, проверялось Министерство культуры. Что именно вы проверяли?

Беслан Квициния: Была проведена проверка использования бюджетных средств, выделенных на содержание Министерства культуры и подведомственных организаций, их много, около 28. Сюда входят национальные коллективы, художественное училище, музыкальные учреждения, библиотеки, театры, все танцевальные коллективы, Центр детского творчества, археологические заповедники (их перечень большой). В частности, мы проверили Новоафонский заповедник и Пицундский археологический заповедник вместе с концертным залом, который находится на территории заповедника.

Я хотел бы сказать, что организационно-правовая форма заповедников, в частности, Нового Афона и Пицунды, не соответствует законодательству. У них там какой-то хозрасчет или что-то в этом роде, но это неправильно. В законодательстве есть только две формы: они должны быть или государственными организациями, финансируемыми полностью из бюджета, или унитарными предприятиями. Никакого хозрасчета или самофинансирования не должно быть. А они указывают, что заработали столько-то, потратили столько-то, но нет четкости в определении взаимоотношений этих организаций с Министерством культуры и с государственным бюджетом. То есть, когда они вне закона, то и определить законность их существования и деятельности невозможно. Мы не можем их контролировать и вести учет, хотя это крайне необходимо, ведь эти места очень посещаемы. Это религиозные и исторические памятники, они зарабатывают деньги, которые необходимо показывать.

Мы поставили задачу Министерству культуры, чтобы они привели в соответствие с законодательством организационно-правовую форму заповедников, только после этого мы можем говорить о том, что у них наладятся взаимоотношения, мы будем знать, что там происходит, и Министерство культуры сможет контролировать свои организации.

Елена Заводская: По результатам проведенной проверки, какая картина вам предстала?

Беслан Квициния: Картина плачевная. Реально плачевное состояние. Нет бухгалтерского учета в самом аппарате Министерства культуры, нет бухгалтерского учета практически во всех подведомственных организациях за редким исключением. Например, у Абхазского государственного музея был хороший учет, все было четко, все было правильно. В филармонии учета вообще нет. Вот просто его нет. Не ведется главная книга, не ведется первичная документация, нет тех документов, по которым можно судить об использовании бюджетных денежных средств. Они зарабатывают средства, и у них должны быть спецсчета, на которых должно отражаться, как они эти средства используют. Документы, которые создаются при получении, использовании и распределении денежных средств, у них не созданы.

Елена Заводская: Скажите, пожалуйста, а какая ответственность по закону за это полагается?

Беслан Квициния: Ну, она очень обтекаемая, честно говоря. Можно сказать, что нарушено законодательство о бухгалтерском учете, но не более того. Наше законодательство должны быть в этом плане строже.

Елена Заводская: За какой период времени проводилась проверка?

Беслан Квициния: Проверка проводилась за 2013 и 2014 годы. Такая ситуация сложилась не при нынешнем министре культуры, но от нее зависит, как она будет ее исправлять. У нее очень большой объем работы, у нее очень много проблем, отрицать это нельзя, и они должны заниматься этими вопросами сегодня.

Елена Заводская: Скажите, пожалуйста, какие еще проблемы вы выявили в работе Министерства культуры помимо отсутствия бухгалтерской отчетности?

Беслан Квициния: Это учет основных средств. Вот, например, на территории Пицундского историко-архитектурного заповедника «Великий Питиунт» северо-восточная башня сдана в аренду под кафе-бар «Абаата». Арендная плата составляет 25 тысяч рублей в год. На территории заповедника арендаторами проводятся строительные работы, что не соответствует требованиям действующего законодательства. Министерство культуры не контролирует действия арендаторов на территории архитектурного заповедника. Пристраивать стенку к северо-восточной башне IV-V веков из блоков XXI века, вы сами понимаете, что это значит.

Я хотел бы подчеркнуть, что Министерство культуры, если оно сдает в аренду свою собственность, несет полную ответственность за то, как она используется.

Что касается арендной платы в 25 тысяч рублей в год с кафе-бара в северо-восточной башне в Пицунде при большом потоке туристов и посещаемости, с точки зрения эффективности использования основных средств и пополнения госбюджета, это, по-моему, неэффективно. Другой пример, Гуманитарно-экологический колледж – это трехэтажное большое здание в центре города, которое сдается за арендную плату в три тысячи рублей в месяц. Считаю, что это тоже неэффективное использование основных средств.

Елена Заводская: Охарактеризуйте, пожалуйста, состояние имущества подведомственных Министерству культуры организаций?

Беслан Квициния: В последние годы были капитально отремонтированы русский и абхазский драматический театры, музей и многие другие объекты, относящиеся к Министерству культуры. Они в хорошем состоянии после хорошего капитального ремонта и хорошо оборудованы. Хотелось бы, чтобы за ними следили и чтобы они оставались такими же красивыми, как сегодня.

Елена Заводская: Какие рекомендации вы дали Министерству культуры?

Беслан Квициния: Рекомендаций много. Например, определить статус объектов, не вошедших в перечень, и внести их в качестве дополнения в приложение к Положению от 26 января 2015 года. Речь идет о том, что при реорганизации Министерства культуры и введении в его состав управления по охране историко-культурного наследия «потерялось» определенное число объектов, которые относились отдельно к Министерству культуры и к охране историко-культурного наследия. Их надо внести в перечень объектов, подведомственных Министерству культуры.

Рекомендовали восстановить бухгалтерский учет в аппарате и в подведомственных организациях. Министерству финансов необходимо упорядочить предоставление Министерству культуры его подведомственными организациями бухгалтерских балансов ежемесячной отчетности об исполнении смет.

Министерство культуры должно принять на работу в соответствии со штатным расписанием специалиста-ревизора по финансовому контролю и проверке деятельности подведомственных организаций для того, чтобы они видели, что происходит с объектами и их подведомственными организациями.

Министерство культуры совместно с Министерством финансов должно разработать и утвердить единый порядок изготовления, учета, хранения и реализации документов строгой отчетности. Мы здесь говорим о билетах. Каждая подведомственная организация, в первую очередь это – музеи, театры, заповедники, ранее сами заказывали билеты, где хотели, и контролировать их использование было невозможно. Сегодня ситуация изменилась. Министерство финансов заказало билеты и раздает их как бланки строгой отчетности всем организациям, которые занимаются приемом туристов или просто посетителей объектов – это музеи, театры, заповедники. Это касается и Министерства по туризму, и РУПа Национальный парк «Рица». Министерство финансов сегодня всем раздает билеты централизованно, и они отчитываются за использование этих документов. Был указ президента в начале лета, они изготовили, договорились, и к концу сезона эти билеты начали поступать, поэтому контроль поступления выручки и использования денежных средств в этих организациях осуществляется лучше, чем было до этого.

Министерство культуры должно произвести прием и передачу основных средств, оборудования и инвентаря на подведомственных ему объектах с завершенным капитальным ремонтом в рамках Комплексного плана (на средства российской финансовой помощи). Мы говорим о том, что при проверке мы не увидели акты приема-передачи от тех, кто строил тем, кто использует. И для того, чтобы они знали, что у них есть, они должны провести полную инвентаризацию.

Елена Заводская: Правильно ли я вас поняла, что на сегодняшний день в Министерстве культуры нет никаких документов по инвентаризации, или вы их не запрашивали?

Беслан Квициния: Нет, мы запрашивали, их просто нет, поэтому мы говорим о том, что это надо сделать.

Далее, мы рекомендуем Министерству культуры расторгнуть договора на использование памятников исторического наследия, так как они не соответствуют требованиям действующего законодательства. Никто не запрещает отдавать в аренду объекты, если они являются историческим наследием, но никто не разрешает менять по своему усмотрению архитектуру этих зданий и сооружений. Объекты культурного наследия, на которых проводилось несанкционированное строительство, надо привести в первоначальное состояние.

По результатам проверки мы написали представление министру культуры, отчет о проделанной работе был представлен в парламент, а информационное письмо – президенту. То есть обо всем этом исполнительная власть знает.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG