Accessibility links

Гела Николаишвили: «Вопрос «Рустави 2» вышел из области юриспруденции»


Юрист и правозащитник Гела Николаишвили

Юрист и правозащитник Гела Николаишвили

ПРАГА---Сегодня в рамках рубрики «Гость недели» мы поговорим с юристом и правозащитником из Тбилиси Гелой Николаишвили.

Кети Бочоришвили: Батоно Гела, мы бы хотели поговорить о правовой стороне того, что происходит сегодня вокруг «Рустави 2», и связанной с этими событиями аудиозаписи с участием Михаила Саакашвили, Гиги Бокерия и Ники Гварамия, которая была опубликована на украинском сайте uareview.in.ua. Прежде всего, если вы знакомы с содержанием этой аудиозаписи, можно ли расценить его как призывы к совершению государственного переворота?

Гела Николаишвили: Я не считаю, что это можно расценить как призывы к совершению государственного переворота, однако во времена правления «Национального движения» не то что такие записи, а гораздо менее тяжкие они считали прямым доказательством против тех же сторонников Игоря Гиоргадзе, Ираклия Батиашвили, того же Валерия Гелбахиани, который был соратником Бадри Патаркацишвили, и т.д. Их просто арестовывали и приговаривали к длительным срокам заключения. Хотя и тогда говорил, что этого совершенно недостаточно.

Кети Бочоришвили: Но если мы абстрагируемся от «Национального движения», от того, что они делали в свое время, то содержание этих записей указывать на то, что это были призывы к совершению государственного переворота, не могут.

Гела Николаишвили: Да, только эти переговоры, хотя бы даже призывы, конечно, нельзя считать достаточным доказательством того, что они собирались устроить государственный переворот. То, что собирались устроить какие-то волнения, противостояние на территории «Рустави 2», они этого не отрицают, но было бы это предпосылкой государственного переворота или нет, об этом можно только судить, обсуждать, но ни в коем случае это не является доказательством.

Кети Бочоришвили: Многие эксперты считают, что имеет место использование незаконно добытого компромата в политических целях. Если следствие это выявит, есть ли такая статья в Уголовном кодексе Грузии, и что она предусматривает?

Гела Николаишвили: Статьи о незаконно добытых доказательствах в Уголовном кодексе не существует. Только существует статья, согласно которой незаконно добытое доказательство нельзя принимать во внимание во время назначения приговора.

Кети Бочоришвили: А какие обвинения можно предъявить тем, кто осуществил эти записи и «слил» их этому сайту?

Гела Николаишвили: На это есть статья в Уголовном кодексе – «Незаконное прослушивание», если оно незаконное, конечно.

Кети Бочоришвили: Из области спекуляции... Исключаете ли вы, что «слив» этой аудиозаписи мог бы быть делом рук недругов Саакашвили на Украине?

Гела Николаишвили: Вполне возможно. Более того, я считаю вероятным, что именно они сейчас были заинтересованы в этом, потому что как раз в это время там проходили местные выборы.

Кети Бочоришвили: Саакашвили уверен, что прослушивание осуществили российские спецслужбы, а потом передали записи грузинским властям.

Гела Николаишвили: Это предположение можно допустить, но, конечно, утверждать этого я не могу. Но то, что в этом более заинтересованы были именно его украинские противники, я считаю вполне вероятным. Хотя ни одну из этих вероятностей не надо исключать – или в самой Грузии записывали, или украинцы, или россияне, но более вероятно, что добывали эти записи именно его украинские оппоненты.

Кети Бочоришвили: Батоно Гела, что вы вообще думаете сегодня о том, что происходит вокруг «Рустави 2»? Какова ваша позиция как гражданина и как юриста?

Гела Николаишвили: Я считаю, что этот вопрос уже давно вышел из области юриспруденции и этому способствовало именно руководство «Рустави 2». И вообще, это характерная черта «Национального движения», потому что, когда судили или арестовывали или проходило расследование по делу тех же Гиги Угулава, Бачо Ахалая, Вано Мерабишвили или других высокопоставленных лиц, они ни одним словом не упомянули юридическую, правовую основу этих дел. Они именно опирались только на политическую подоплеку, утверждали, что тут никакого криминала нет и единственное, что тут является основой ареста и расследования, – это только политический мотив. Явно видно, и они этого не отрицают, что юридические вопросы тут не рассматриваются, а только политические. Я думаю, что Кибар Халваши, как и его предшественники – Акимидзе, Двали и Эроси Кицмаришвили, вполне имели основания, чтобы добиваться возвращения своего имущества. Другое дело, что, естественно, это использовала «Грузинская мечта» – все политические партии стараются использовать создавшуюся ситуацию, но я не верю, что эту ситуацию создавали или способствовали ее созданию именно политические силы, и в данный момент «Грузинская мечта». Кибар Халваши еще с 2008 года добивался возвращения своего имущества, и когда ничего не вышло, он подал в суд. Но тут уже другая сторона, нынешнее руководство «Рустави 2» перенесло это из юридической плоскости в политическую.

Кети Бочоришвили: Батоно Гела, власти объявили сегодня о том, что начали процедуру лишения Михаила Саакашвили грузинского гражданства. Насколько правомерны эти действия и каким должен быть список провинностей бывшего президента, чтобы это случилось?

Гела Николаишвили: Дело в том, что это не зависит от провинности того или иного человека. В грузинском законодательстве прямо указано, что если человек принимает гражданство другой страны, то он автоматически лишается грузинского гражданства, если исключения не допускает президент страны. То есть грузинские власти имели возможность лишить гражданства Грузии Саакашвили еще в тот момент, когда он уже получил украинское гражданство.

Кети Бочоришвили: Что, только сегодня они вспомнили об этом?

Гела Николаишвили: Да, именно это надо спросить: почему они именно сегодня об этом вспомнили. Как разъяснила министр юстиции, якобы они только 23-го числа получили официальное подтверждение из Украины о том, что действительно Михаил Саакашвили является гражданином Украины. Хотя я в этом очень сильно сомневаюсь, потому что это произошло очень давно – несколько месяцев тому назад.

Кети Бочоришвили: Ваш прогноз: чем закончится история с аудиозаписями?

Гела Николаишвили: Я думаю, что возбудят уголовное дело, хотя уже возбудили. Если будут добавочно какие-нибудь доказательства (в чем я очень сомневаюсь), то они продолжат и могут предъявить обвинения кому-нибудь, в первую очередь очередное обвинение Саакашвили. Если же не будет никаких других доказательств, то это дело не закончится и будет лежать на полке.

Кети Бочоришвили: А что касается «Рустави 2»?

Гела Николаишвили: На следующей неделе, наверное, будет уже вынесено окончательное решение суда. Я не исключаю, что оно будет в пользу нынешних владельцев «Рустави 2». Я не владею доскональной информацией, потому что не являюсь участником дела и стороной, но, судя по тому, что я слышу и читаю, вполне возможно любое решение. Однако этим это решение не заканчивается, потерпевшая поражение сторона имеет право обжаловать сначала в Апелляционном суде, потом уже в Верховном суде, а это будет длиться не то что месяцами, а минимум – один год, потому что три-четыре месяца имеет право рассматривать Апелляционный суд, а Верховный суд имеет право рассматривать в течение более шести месяцев. Так что это нескоро закончится.

Кети Бочоришвили: Я хочу уточнить, батоно Гела: вы хотите сказать, что вполне возможно, что Кибар Халваши не получит по решению суда свою долю?

Гела Николаишвили: Я не исключаю такого, хотя, конечно, утверждать ничего не могу, так как не очень разбираюсь в нюансах, с юридической точки зрения какие у сторон доказательства, но судя по тому, что я читал и слышал, у обеих сторон там есть свои аргументы. Я думаю, что в своем решении суд в основном будет опираться именно на юридические доказательства, а не на давление с какой-либо стороны, потому что судья тоже человек, и, естественно, в первую очередь будет заботиться о своем будущем, так как если он примет неправомерное решение, к тому же очень явное, то в будущем (а любой человек знает, что меняется правительство) он может за это отвечать.

Кети Бочоришвили: Надо ли расценивать ваши слова так, что вы не исключаете, что давление на судью все-таки есть?

Гела Николаишвили: Конечно, давление на судью, естественно, есть. Как мы видим, со стороны «Рустави 2» очень сильное давление, а что касается правительства, – это не видно, естественно, но не исключаю, что и с его стороны тоже есть давление, так как оно тоже является заинтересованной стороной.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG