Accessibility links

Из президентского дворца в парламент


По мнению политолога, основная проблема Армении в сфере внутренней политики отнюдь не в наличии того или иного законодательства или способа управления, а в отсутствии развитой партийной системы

По мнению политолога, основная проблема Армении в сфере внутренней политики отнюдь не в наличии того или иного законодательства или способа управления, а в отсутствии развитой партийной системы

ПРАГА---Ровно через одну неделю, 29 ноября, в воскресенье в Армении пройдет референдум по конституционным поправкам. Нынешние власти изъявили желание перейти на парламентскую систему. Насколько актуальны этот референдум и поправки, которые власти хотят внести в Конституцию страны? Такой вопрос я задала Александру Искандаряну, политологу, директору института «Кавказ».

Александр Искандарян: Формально это, конечно, поправки в Конституцию, но реально это фактически новая Конституция, потому что это будет другая схема управления страной. Насколько они актуальны? Во всех странах бывшего Советского Союза, в которых есть хоть какая-то публичная политика, – это Молдова, Украина, Грузия, Кыргызстан и Армения, этот тренд – переход на парламентскую систему – есть. Некоторые из этих стран уже перешли на парламентскую систему. Не всегда это удается, но во всех остальных странах, где этой публичной политики ни в каком виде не существует – от России до Казахстана, от Узбекистана до Туркменистана, от Азербайджана до Белоруссии, этого нет. Я бы сказал, модно считать, что парламентская система больше удовлетворяет созданию представительства различных групп правления. Это такой тренд, такая мода.

Реально ситуация, естественно, намного сложнее: в той же Европе есть и президентские, и суперпрезидентские, и парламентские республики, но в общем это укладывается в ту ситуацию, когда как бы переходят к новой системе управления, потому что старая не вполне устраивает, – это первое. Во-вторых, эта идея была выдвинута изначально оппозиционными силами в Армении. Довольно долго она существовала в оппозиционных кругах как идея перевода, во-первых, на стопроцентное голосование по партийным спискам (сейчас у нас смешанная система), во-вторых, на парламентскую форму правления. В какой-то момент власти взяли на вооружение эту идею, оппозиция тут же, естественно, стала против этой идеи, она стала оппонировать, но я думаю, что референдум пройдет удачно для властей. Таким образом, будет принята новая Конституция.

Амина Умарова: Существует мнение, что власти просто хотят остаться все еще в руководстве, поэтому и предложили этот референдум. Вы согласны с этим?

Александр Искандарян: Вы понимаете, у власти, в общем, нет проблем с тем, чтобы оставаться. В руководстве у нас прошел период выборов за последние три года, когда были президентские выборы, парламентские и местные, и выборы ереванского парламента. Везде победили республиканцы. У нас президент республиканец, парламент – республиканцы в большинстве, ереванский парламент и мэр, соответственно, республиканцы, и на местных уровнях почти везде республиканцы. Оппозиция в Армении чрезвычайно ослаблена. В общем, для того, чтобы продолжить эту схему, для того, чтобы продолжать избираться, я думаю, на сегодняшний день проблем у республиканцев нет, и это будет показано, в частности, на референдуме. В некотором смысле можно бы согласиться, что намерение перенести центр системы управления из президентского дворца в офис Республиканской партии есть (а республиканцы полагают, что избираться им и в дальнейшем все время большинством в парламенте не представляет больших проблем), то есть фактическую ситуацию сделать еще и формальной. Другое дело, насколько получится, насколько это будет удаваться, – это уже совсем другой разговор. Поживем – увидим.

Амина Умарова: Будет ли это способствовать развитию демократических процессов в Армении и насколько?

Александр Искандарян: В краткосрочной, среднесрочной перспективе, я не думаю. Потому что основная проблема Армении в сфере внутренней политики, отнюдь не в наличии того или иного законодательства или способа управления, а в отсутствии развитой партийной системы. Реформа – это такой сосуд, в который нужно налить вино или чай, воду, то есть чем-то заполнить эту реформу. Наполнить ее нужно бы развитой партийной системой, которой нет. Парламентская система работает хорошо в тех странах, где существуют развитые партии. В результате изменения Конституции технически – просто потому, что Конституция изменилась, – эти партии не появятся. Соответственно, проблема Армении не в том, каким образом написана Конституция. Из всех тех стран, которые я перечислял, почти нигде ни к чему хорошему это не приводит – ни в Украине, ни в Молдове, ни в Кыргызстане, ни даже в Грузии.

В этом смысле я не думаю, что это приведет к каким-то результатам в развитии демократии. Повторюсь, что для этого нужны развитые политические партии. Но в долгосрочной перспективе теоретически эта система к развитию партий несколько лучше приспособлена. Все-таки управление коллективное страной и управление индивидуальное – это разные вещи. Чего бы там ни хотели власти сделать, но когда орган будет коллективный, там будут наблюдаться разногласия, там будут разные группы, различные лоббинги уже внутри самих республиканцев тоже, а это будет приводить к несколько другой системе, чем когда у тебя есть президентский дворец. Повторюсь: я не думаю, что это сразу приведет к резкой демократизации, в перспективе – возможно.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG