Accessibility links

Паата Закареишвили: «Был налажен диалог с абхазами»


По словам Закареишвили, три года – это очень малый срок для решения конфликтов, однако подчеркнул, что нерешаемых проблем не бывает

По словам Закареишвили, три года – это очень малый срок для решения конфликтов, однако подчеркнул, что нерешаемых проблем не бывает

Что изменилось в грузино-абхазских и грузино-осетинских отношениях за последние три года? На этот вопрос сегодня в Тбилиси искали ответ грузинские эксперты и представители неправительственных организаций в ходе конференции под названием «Политика урегулирования конфликтов: достижения и вызовы последних трех лет». С отчетом о проделанной работе перед участниками мероприятия выступил министр по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили.

«Говорить о достижениях пока было бы лишним», – так начал свое выступление перед участниками конференции Паата Закареишвили. Министр по вопросам примирения и гражданского равноправия скромно заметил, что «уместнее говорить об отдельных результатах». По словам Закареишвили, три года – это очень малый срок для решения конфликтов, однако подчеркнул, что нерешаемых проблем не бывает.

Доклад министра не был долгим, в течение двенадцати минут, как того и требовал регламент конференции, он рассказал об основных результатах работы своего ведомства за последние три года, то есть за весь период пребывания «Грузинской мечты» у власти. Как отметил министр, по-настоящему плодотворными были лишь два последних года:

«Из трех лет, о которых мы говорим, первый год был уделен «коабитации» с экс-президентом Михаилом Саакашвили. Поэтому в течение всего первого года между двумя государственными институтами (правительством и президентом) практически не было сотрудничества, что отрицательно сказывалось на работе. Уже после периода «коабитации», в течение последних двух лет мы добились восстановления двусторонних отношений, особенно с абхазской стороной. Было создано несколько форматов, где мы работаем в двустороннем контексте, был налажен диалог. Однако с осетинской стороной такого рода контакты восстановить не удалось. Но серьезным прогрессом могу назвать то, что в течение последних трех лет у населения (Абхазии и Южной Осетии) появилось уверенное доверие в отношении Тбилиси. Эти люди больше не слышат из Тбилиси агрессивной риторики, бряцания оружием и не видят никаких признаков милитаризации», – сказал Закареишвили.

Оппонировать министру стал бывший заместитель главы внешнеполитического ведомства Грузии, ныне соучредитель Ассоциации реформ Грузии GRASS, политолог Серги Капанадзе:

«Господин Паата заявил, что были препятствующие факторы, из-за которых не удавалось сразу же начать налаживать диалог с Цхинвали и Сухуми. Но я не уверен, что сегодняшние отношения между президентом и правительством намного лучше тех, которые были в 2013 году, а может даже и намного хуже. Но это здесь не самое главное. Факт в том, что прямого диалога как такового с Цхинвали и Абхазией сегодня нет. Да, есть диалоги между представителями НПО. Но ведь изначально, когда речь шла о восстановлении диалога, имелись в виду институциональные контакты между представителями властей. Признаем мы их, не признаем – это другая тема, речь идет о диалоге с де-факто властями или с оккупационным режимом, как угодно. Но факт, что таких контактов сегодня нет, а если и есть, то, значит, они скрываются, так как у нас нет никакой информации», – сказал Капанадзе.

Закареишвили ответил, что действующий президент Георгий Маргвелашвили не препятствует работе его ведомства. Что касается прямых контактов, то установить их, по словам министра, мешает третья сила:

«В отношении Цхинвали, например, ясно видно, что у местных политиков не то что нет возможности установить с нами диалог, им запрещают это делать. Поэтому ставятся те колючие проволочные заграждения, которые мы видим на административной границе, – в первую очередь они выполняют функцию Берлинской стены. Но, несмотря на все это, заметен интерес со стороны населения к Грузии, в первую очередь – в отношении медицины. Однако скажу вам, что в последнее время жители Цхинвали приезжают к нам не только лечиться, но и отдыхать, то есть они уже тратят здесь деньги – в Батуми, Кобулети, Тбилиси. Это чувствуется», – рассказал министр.

Замечания к политике урегулирования конфликтов, которую проводит официальный Тбилиси, нашлись и у грузинского политолога Георгия Канашвили, исполнительного директора организации «Кавказский дом», которая наряду с «Институтом исследования конфликтов и национализма» является организатором сегодняшней конференции.

«У меня создается такое впечатление, что у грузинских властей по сей день нет никакой согласованной позиции в отношении процесса урегулирования конфликтов. Понятно, что ее не было тогда, когда «Грузинская мечта» пришла к власти, но мне кажется, что и сегодня мы далеки от общей политики, от общего видения методов решения проблемы. Над темой конфликтов одновременно работают столько государственных институций, что, мне кажется, в таких условиях невозможно выработать какой-то единый подход. Это и службы безопасности, отдельно МВД, Совет безопасности и по управлению кризисами, ведомство господина Пааты, МИД, автономные правительства (правительства Абхазии и ЮО в изгнании), чьи бюджеты только растут», – сказал Канашвили.

После выступления гостей было объявлено о начале дискуссии с участием послов аккредитованных в Грузии дипломатических представительств. Она прошла за закрытыми дверями, журналистов попросили покинуть зал.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG