Accessibility links

«Четыре года назад закон попрали»


Народу был дан четкий сигнал: их мнение никого не интересует, а люди, населяющие территорию независимого государства, всего лишь статисты, о которых вспоминают во время подгона нужного итога голосования

Народу был дан четкий сигнал: их мнение никого не интересует, а люди, населяющие территорию независимого государства, всего лишь статисты, о которых вспоминают во время подгона нужного итога голосования

27 ноября 2011 года в Южной Осетии прошел второй тур президентских выборов. С отрывом в несколько тысяч голосов провластного кандидата Анатолия Бибилова обошла лидер оппозиции Алла Джиоева. Однако Верховный суд республики признал итоги голосования недействительными. В ответ на улицах Цхинвала начался массовый протест рассерженных граждан.

Жители Южной Осетии прекрасно помнят события четырехлетней давности, как и их последствия. Шантаж, давление, избиения на улицах, угрозы, провоцирование гражданского противостояния. Уже после объявления новых президентских выборов морально уставшие от нечистоплотности политических элит республики граждане хотели лишь одного – спокойствия и мира. Народу Южной Осетии был дан четкий сигнал: их мнение никого не интересует, а люди, населяющие территорию независимого государства, всего лишь статисты, о которых вспоминают во время подгона нужного итога голосования.

В ноябре 2011 года, говорит мне один из участников этих событий Батрадз Дзуццати, «были грубо нарушены права осетинского народа. Это был антиконституционный акт… И здесь двух мнений быть не может». Югоосетинский историк Ирина Гаглоева, которая также находилась в эпицентре тех событий, спустя годы с сожалением говорит о том, что никаких выводов не сделано:

«На самом деле ничего после этого не произошло. В умах общества и людей я никаких изменений не увидела. Хотя они должны были быть, потому что то, что произошло четыре года назад, это очень серьезные процессы, это опыт, который должен был нас чему-то научить. Насколько я наблюдаю за сегодняшними политичесикми процессами, по-моему, никаких выводов не сделано. И ситуация может повториться. Это не исключено, что было бы нежелательно. Тогда, четыре года назад, закон обошли, его попрали. И все видели, что это плохо. Законы надо соблюдать, их несоблюдение несет за собой достаточно серьезные последствия. И в этом смысле сегодня ситуация пока не исправлена».

Ситуацию в республике пытаются сделать предельно контролируемой не через неукоснительное соблюдение законов, а посредством усиления командно-административного давления, отмечает Ирина Гаглоева.

Автор книги «Современная Южная Осетия», кандидат юридических наук Александр Сергеев считает, что самым негативным последствием ноябрьско-декабрьских событий 2011 года стал раскол югоосетинского общества. Продолжает Александр Сергеев:

«Сегодня на научно-практической конференции говорилось, что по самым оптимистичным данным здесь проживает 52 тясячи населения. Реально его меньше, и все прекрасно это понимают. По большому счету это община, это небольшая горстка людей, которую вот тем предельным ожесточением, с которым велась эта президентская кампания, удалось расколоть. И так, что никто бы не поверил, что три года назад эта горстка людей еле-еле выжила. И люди после этого раскола стали еще меньше смотреть в политику. Каждый увлекся своим, потом основная масса разочаровалась всеми, и народ еще больше оторвался от элиты. Вот это главное, очень тяжелое последствие».

В отличие от моего первого собеседника, Сергеев уверен: новую волну протеста уже не поднять - налицо куда большая, чем в 2011 году, общественная апатия, намного большая пассивность населения. Я спросила у Александра Сергеева, возможно ли в будущем провокационное поведение политических элит республики, которое во многом и спорвоцировало эти протесты. Вот что он ответил:

«Тут самое главное – борьба элит вылилась в самые низы. Раскол шел квартал на квартал, понимаете? Сейчас этого не будет. Что касается элит… Я не думаю. Тут именно самое главное, как на это будет реагировать улица, по большому счету. Улица от этого сейчас отдаляется. Во всем остальном, я не думаю. Думаю, что все будет происходить тихо, по правилам и спокойно».

Сегодня, в очередную годовщину начала народного протеста, мне было интересно пообщаться и с Аллой Джиоевой – лидером оппозиции, которая выиграла выборы 2011 года. Однако встретиться с ней, увы, не удалось.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG