Accessibility links

Отрицание мирного процесса


26 ноября 1994 года сорок танков вошли в Грозный. Тогда казалось, власть в Чечне валяется на земле: «подходи, кто хочет, бери, что хочет»

26 ноября 1994 года сорок танков вошли в Грозный. Тогда казалось, власть в Чечне валяется на земле: «подходи, кто хочет, бери, что хочет»

Из Чечни – напоминание и предупреждение.

На прошлой неделе исполнился 21 год – некруглая дата – со дня неудавшегося штурма Грозного антидудаевской «оппозицией».

26 ноября 1994 года сорок танков вошли в Грозный. Тогда казалось, власть в Чечне валяется на земле: «подходи, кто хочет, бери, что хочет». И по тем временам человек, построивший такую колонну техники, доведший ее до центра столицы республики, вроде как вполне мог претендовать на власть. Но когда из люков боевых машин полезли не местные чеченские мужики, а вполне славянского вида офицеры из подмосковных гарнизонов, все поменялось.

Этот неуклюжий наезд сплотил Чечню. Танки частью пожгли, частью захватили. Офицеров и прапорщиков, завербованных Федеральной службой контрразведки, – тех, кто выжил, – взяли в плен.

К тому моменту «раскрутка» конфликта в Чечне шла по нарастающей уже почти год. Но теперь было совершенно невозможно делать вид, будто это внутренние разборки, а Москва ни при чем.

После 26 ноября можно было (в который раз!) попытаться решить дело миром. Но опять, как водится, «что-то пошло не так». Или, наоборот, – как всегда. Вместо переговоров об освобождении – отказ командования от своих солдат и офицеров. Вместо переговоров о мирном разрешении пока что всего лишь неприличной, но еще не кровавой по колено ситуации, – подготовка масштабного военного вторжения.

Сейчас об этой войне как-то не особо много вспоминают.

Отчасти потому, что есть уже и другие войны. И Вторая чеченская, вроде как закончившаяся и вроде как победой: в отличие от той, прежней, которая, стало быть, тоже получила номер: Первая чеченская. И «ноль восемь ноль восемь ноль восемь» – еще куда победоноснее! И две нынешние – и на Ближнем Востоке, и на совсем уже ближнем Востоке Украины.

Отчасти потому, что слишком много сходства. И отказ от того, что там воюют «наши». Или – заверения, что «наземной операции не будет». Разговоры о «точечных ударах» и «высокоточном оружии».

Но более всего сходства между российскими войнами последних двух с чем-то десятилетий – в подходе к мирному процессу. Точнее – в отрицании, нежелании, непонимании как самих переговоров, которые не есть ультиматум, так и мира с противником, живым и сохранившим достоинство, а не уничтоженным физически и морально.

Из этого опыта постсоветской России – опыта, безусловно, отрицательного, – давно пора пытаться извлекать уроки.

Об этом – открывшаяся 26 ноября в Москве, в «Мемориале», выставка «Воронка времени «Ч». Поиски выхода из тупика войны». Она подготовлена с использованием материалов архива правозащитного центра «Мемориал». Выставка охватывает предысторию и первые полгода Первой чеченской войны, вплоть до теракта в Буденновске в июне 1995-го. Это было время, когда безумие нарастало, а антивоенный протест «уходил в песок», когда все громче говорили пушки и все менее был слышен голос разума. Прошло 20 лет, но до сих пор нет общепринятых взвешенных оценок политических и военных решений того периода, – в том числе и попыток миротворческого процесса. Создатели выставки, Ольга Трусевич и Дмитрий Шкапов, попробовали показать эскалацию конфликта объемно, «высветив» мысли и действия политиков, военных, правозащитников – «ястребов» и миротворцев.

Ведь как раз эта «миротворческая» составляющая общественной и политической жизни тех лет оказалась маргинализована, мифологизирована или просто забыта. Утвердилась «единственная верная оценка» обстоятельств окончания Первой чеченской – мифы о «политиках, предавших военных». Нечто сродни мифам об «ударе в спину» немецкой армии и «унижении германской нации» после окончания Первой мировой. Эти мифы, как «зубы дракона», проросли в общественном сознании и во многом породили наш современный политический режим. Прошло 20 лет, и мы видим, как уже в новых конфликтах попытки эффектного «окончательного решения» (как правило, силового) делают ситуацию все более необратимой, сталкивая нас все в ту же «воронку времени».

Есть о чем подумать…

В тот же день, 26 ноября, в Екатеринбурге с помпой был открыт «Ельцин-центр». Не знаю, что и как там говорится о Первой чеченской войне, о «цепи ошибок и преступлений», стоивших нам десятков тысяч жизней. Или – о мирных альтернативах, упущенных «развилках» той войны. И говорится ли вообще.

А стоило бы.

Из Чечни – напоминание и предупреждение.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG