Accessibility links

Кому нужны старики


При заведении функционирует и небольшой приют, рассчитанный на четырнадцать стариков. Однако число людей, которые нуждаются в подобной помощи, значительно больше

При заведении функционирует и небольшой приют, рассчитанный на четырнадцать стариков. Однако число людей, которые нуждаются в подобной помощи, значительно больше

Дом милосердия «Катарсис» в центре Тбилиси ежедневно обслуживает более трехсот пожилых людей. Они здесь обедают, получают медицинскую помощь, общаются друг с другом. При заведении функционирует и небольшой приют, рассчитанный на четырнадцать стариков. Однако число людей, которые нуждаются в подобной помощи, значительно больше.

Большой круглый стол, накрытый цветастой скатертью с бахромой. На нем старые деревянные счеты, карты и домино. За столом шесть мальчиков и девочек – так они сами называют друг друга. Всем им за шестьдесят, причем, некоторым уже давно.

«Рыба!» – шумно ударив костяшкой домино по столу, вскрикивает Арчил. Вязаная черная шапочка скрывает лоб восьмидесятилетнего мужчины с живым внимательным взглядом. Он точно уже и не помнит, когда впервые попал в «Катарсис», говорит, что было это давно. Начал ходить сюда по просьбе друга – профессора университета, для которого забирал обеды на дом.

Этими воспоминаниями Арчил делится, стараясь не отвлекаться от игры. Говорит, что не так представлял свою старость. У него есть дети, внуки, но ужиться с ними он не смог, поэтому живет отдельно, один. В «Катарсис» Арчил приходит ежедневно: общается с ровесниками, обедает, тренируется в спортзале. Считает, что спорт необходим в любом возрасте, тем более в таком почтенном, и цитирует слова Аристотеля, украшавшие когда-то одну из станций тбилисского метро, сотрудником которого он сам был долгие годы:

«Жизнь – это движение». Нужно двигаться постоянно. Когда старость наступает, необходимо обороняться. Иначе она сломит, помнет и потом заберет все. Да, мы все когда-нибудь уйдем, никто здесь не остается. Но лучше стоять на ногах, когда это произойдет».

Обеды, лекарства, одежда, возможность коротать здесь свободное время – то, чем занимается «Катарсис», объясняет его основатель Заур Аладашвили. Нуждающихся в комплексном уходе пожилых людей намного больше, чем возможности этого и других домов милосердия. И число это постоянно растет.

Аладашвили понимает, что правительство не обязано помогать неправительственной организации, которая занимается благотворительностью. Однако, не имея возможности обеспечить достойную старость людям, власти могли бы всячески способствовать меценатству, стимулировать его.

«Нам правительство лишь выделило это здание, в котором мы находимся сейчас. За 25 лет существования «Катарсиса» правительство не помогло нам больше ничем. Каждые два года оно продлевает право бесплатного пользования этим зданием. В то же время мы хотим в мансарде этого здания надстроить хоспис, а в подвале сделать прачечную. Но ни одна донорская организация не согласится профинансировать этот проект, если здание, в котором мы находимся, не будет гарантированно оставаться в нашем распоряжении»

Темпы старения населения в Грузии одни из самых быстрых в мире, говорит Уча Вахания – исполнительный директор НПО «Уход на дому». Несмотря на это, на сегодняшний день правительство Грузии предлагает лишь две программы поддержки пенсионеров. Это, собственно, выплата пенсий в размере 150 лари и резидентный уход: два государственных дома престарелых и пять подобных учреждений, также финансируемых правительством. Условия в них, говорит Вахания, оставляют желать лучшего.

Несмотря на это, желающих попасть туда очень много. По словам Вахания, около 80 тысяч стариков в стране нуждаются в уходе разного типа, в том числе и в уходе на дому. Правительство годами обещает внедрить подобную практику в стране, однако пока никаких подвижек нет.

Помимо проблем с уходом, жильем и питанием остается еще один очень важный аспект – психологическая сторона вопроса. Так, говорит Вахания, проведенный в Гори опрос показал, что большинство пожилых людей самым тяжелым в старости считают отчуждение, социальную изоляцию, в которой они находятся. Действительно, что может чувствовать человек, до которого никому нет дела? О котором не заботится правительство, который, возможно, одинок или же обделен вниманием родных, человек, которого никто не возьмет на работу, чей опыт и навыки уже никому не нужны – он просто доживает свой век в изоляции. И это, возможно, намного сложнее, чем многие другие трудности, с которыми сталкиваются люди в возрасте.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG