Accessibility links

Шаг к Абхазской энциклопедии


Абхазский библиографический словарь – первый шаг к большому энциклопедическому словарю, к работе над которым научное сообщество республики приступит в ближайшее время

Абхазский библиографический словарь – первый шаг к большому энциклопедическому словарю, к работе над которым научное сообщество республики приступит в ближайшее время

В последние десятилетия в Абхазии в силу многих причин книжные новинки крайне редко становились объектом активного покупательского спроса. Но это появившееся в прошлом месяце на прилавках издание, как я убедился, поговорив с продавцами центрального книжного магазина в Сухуме, представляет собой именно такое счастливое исключение из правила. И это несмотря на то, что Абхазский библиографический словарь насчитывает более восьмисот страниц большого формата и цена его в продаже – тысяча рублей (довольно высокая для среднестатистического абхазского покупателя, хотя и явно ниже себестоимости одного экземпляра).

Думаю, что этот повышенный читательский спрос вызван не только тем, что это первое абхазское издание подобного рода и его несомненной полезностью в работе и учебе для многих категорий населения, но и тем, что большинство жителей нашей маленькой республики найдут в этом толстом томе биографии если не себя, любимого, то своих родственников, на худой конец, близких знакомых. Ведь из 26 тысяч с лишним биографических справок, вошедших в словарь, большинство – о наших современниках или не так уж давно покинувших этот мир. И – сужу по себе – читая о многих лично знакомых людях, интересно бывает узнать незнакомые тебе ранее детали их биографий.

Словарь, как можно уже узнать из ряда российских СМИ, – по словам директора Абхазского института гуманитарных исследований Василия Авидзба, под редакцией которого он издан, первый шаг к большому Абхазскому энциклопедическому словарю, к работе над которым научное сообщество республики приступит в ближайшее время. Это первая попытка системно-энциклопедического изложения биографий деятелей исторического прошлого и современности Абхазии. Работа над биографическим словарем велась около 20 лет. В его подготовке участвовали ученые Академии наук Абхазии и Абхазского госуниверситета.

А в предисловии к словарю, написанном тем же Василием Шамониевичем, есть такой абзац: «Редакционная коллегия и авторский коллектив отчетливо осознают, что первое издание АБС, конечно же, далеко от идеала. Главным недостатком издания, возможно, является то, что в него не вошли биографии немалого количества людей, которые того заслуживали, главным образом из-за отсутствия данных о них. Нельзя исключить, разумеется, и того, что некоторые персоналии упущены по недосмотру. Возможны ошибки в датах и фактах жизни некоторых биографических данных, поскольку в источниках, откуда черпалась информация, встречаются разноречивые сведения».

Если говорить про «упущенные персоналии», то, конечно, нельзя забывать, насколько тут велик субъективный фактор. Как говорится, всем не угодишь. Не сомневаюсь, что кое-кто из читателей словаря уже сопоставлял ревниво размеры справок о нем или о близком ему человеке (половина, две трети колонки и т.д.) с размерами справок о тех, кого, говоря словами из миниатюры Аркадия Райкина, «мы не любим». Уже слышал, что есть немало недовольных тем, что они или их близкие не фигурируют в АБС. Очевидно, тут надо разделять претензии людей, склонных преувеличивать роли в истории своей личности и личностей своих родственников, и реальные упущения. Например, мне кажется, что биографическая справка о многолетнем председателе ЦИК Абхазии Батале Табагуа не попала в словарь по недосмотру. Согласен также с теми, кто считает, что в словаре должны были фигурировать такие известные в обществе люди, как Арда Инал-ипа, Лиана Кварчелия…

Понятно, что при работе над такими изданиями неизбежны споры о критериях. Зачастую за основу берется наличие государственных наград. А их, не секрет, к юбилеям организаций порой раздают скопом. Или вот в словаре фигурирует женщина, много лет проработавшая в газетной периодике Абхазии, имя которой, однако, мало что говорит читательской аудитории Абхазии – как сегодня, так и в былые времена. Ничего не имею против нее лично, но всем понятно, что она попала в АБС только потому, что была в свое время награждена орденом. И вовсе не за какие-то выдающиеся журналистские выступления, а как старейший сотрудник издания, на кандидатуре которой тогда ее коллеги по работе по сумме соображений остановились, чтобы рекомендовать именно ее. В то же время в словаре не фигурируют редакторы газеты «Советская Абхазия» Г. Семенов, Г. Голубев, А. Ермашкевич, при которых она много лет в этой редакции работала, в основном корректором и в секретариате, и которые были, конечно, куда более значимыми фигурами для общественности Абхазии своего времени.

Я вовсе не предлагаю обязательно включить их в следующее издание словаря, я рассуждаю о критериях. Вот еще пара тем, требующих размышления.

Так получилось, что одновременно с АБС мне в руки попала изданная еще в 2002 году в Москве брошюра известного ученого Юрия Анчабадзе, в которой он дает рекомендации создателям этого словаря. И, в частности, пишет: «…Абхазскую историю творили не только этнические абхазы… Так, нельзя представить историю Абхазии, прошлое ее культуры и науки без грузина Константина Мачавариани, венгра Константина Ковача, русского Юрия Воронова». Этой рекомендации составители словаря, конечно, последовали. В частности, в АБС фигурируют такие грузины, как Кетеван Ломтатидзе, Арнольд Чикобава, внесшие большой вклад в абхазское языкознание, и многие другие.

Далее Ю. Анчабадзе пишет: «История любого народа знает и своих антигероев… Концептуальный подход к словарю как к биографической энциклопедии истории Абхазии подразумевает, что в словнике АБС должны присутствовать персонажи подобного рода. К тому же биографии некоторых «антигероев» могут рассказать о реалиях и обстоятельствах эпохи гораздо больше и ярче, чем вереница «приглаженных» и отретушированных жизнеописаний иных ее деятелей и современников. Весьма показательна в этом отношении личность А.И. Мгеладзе. В течение восьми лет (1943-1951 гг.) он занимал пост первого секретаря Абхазского обкома партии, являясь полновластным диктатором и хозяином республики. Не лишенный некоторых талантов – административно-организационного, ораторского и т.п., он последовательно претворял в жизнь политическую программу, основная цель которой заключалась в тотальной грузинизации Абхазии, подавлении абхазской культуры…»

Но эту рекомендацию Анчабадзе, которая тоже кажется мне разумной (разве в энциклопедиях отсутствуют Гитлер и ему подобные?), редакционная коллегия словаря не приняла. Нет в АБС и Лорика Маршания, которого называют главным абхазским коллаборационистом, и многих других персонажей, которые подошли бы под определение «антигероя» – скажем, Лаврентия Берия. И я понимаю мотивы: скорее всего, было опасение, что многие читатели встретили бы в штыки присутствие таких в словаре, даже начали бы устраивать скандалы. Ибо, по их представлениям, включение в АБС – это признание заслуг.

Несмотря на многолетнюю кропотливую работу над словарем, встретились мне в нем и корректорские ошибки, и фактические неточности. Например, Николай Джонуа редактировал не абхазское, а русское издание газеты НФА «Аидгылара», Эдуард Дзыба работал не в газете «Республика Абхазия», а в газете «Абхазия»… Это то, что мне уже попалось на глаза. Думаю, что авторы текстов в словаре (а последние все подписаны) должны тщательно собрать все замечания и внести к следующему изданию соответствующие коррективы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG