Accessibility links

«Конституционному суду придется работать в поте лица»


Формирование Конституционного суда откладывалось на протяжении 14 лет неслучайно. В его отсутствие можно было принимать любые законодательные акты без оглядки на Конституцию

Формирование Конституционного суда откладывалось на протяжении 14 лет неслучайно. В его отсутствие можно было принимать любые законодательные акты без оглядки на Конституцию

Экспертное сообщество обсуждает указ президента Южной Осетии Леонида Тибилова о мерах по созданию Конституционного суда. Он дал поручение собственной администрации определиться к 20 декабря с кандидатурами трех судей. По югоосетинским законам, двое назначаются главой государства самостоятельно, один – с согласия парламента.

В Южной Осетии закон о Конституционном суде был подготовлен в 2001 году парламентским комитетом по внешней политике, обороне и безопасности, который возглавлял депутат Вячеслав Гобозов, ныне глава Госкомитета информации и печати:

«Я тогда предвидел, что исполнение этого закона может затянуться. Поэтому комитет продавил в парламенте заключительные положения закона о том, что Конституционный суд должен быть сформирован не позднее шести месяцев со дня принятия закона. Но что Людвиг Чибиров – в ту пору президент, что председатель парламента – Станислав Кочиев предпочли забыть об этом, и, к сожалению, Конституционный суд так и не был создан. Потом началась предвыборная кампания, и к власти пришел Эдуард Кокойты».

По мнению Вячеслава Гобозова, формирование Конституционного суда откладывалось на протяжении 14 лет неслучайно. В его отсутствие можно было кому и как угодно трактовать существующие законы, принимать любые законодательные акты без оглядки на Конституцию. Например, перед парламентскими выборами 2006 года ЦИК обратился в парламент с просьбой разъяснить, что означает термин «постоянное проживание кандидата» и сколько месяцев в году кандидат должен находиться на территории республики. На письмо ответил и.о. спикера: не менее девяти месяцев в году. С какого потолка он это взял, никому неизвестно. Но ЦИК принял его ответ к исполнению, хотя ни спикер, ни парламент не имеют права толковать законы.

Для чиновников это был нехитрый способ подчинить закон собственным интересам, считает Вячеслав Гобозов:

«Довольно большой объем законов и других нормативно-правовых актов принимался исходя из текущего политического момента. В результате многие статьи законов противоречат друг другу, не говоря уже о том, что они противоречат Конституции. Таких пробелов в законодательстве предостаточно, из-за чего мы периодически упираемся в тупик, не зная, как трактовать ту или иную норму.

– Приведите конкретные примеры, когда возникают такие сложности.

– Как трактовать ценз оседлости для кандидатов в парламент и президенты? Что такое постоянное проживание? В нынешнем конституционном законе о гарантиях избирательных прав прописано одной строкой, что в выборах могут принимать участие партии и избирательные блоки. Раньше в законе был прописан механизм создания избирательного блока. Потом его убрали, но статья об избирательном блоке осталась. Там много нестыковок, в том числе и в различных нормативных актах, касающихся различных ведомств, социальной сферы, имущественных отношений и т.д. Я думаю, что первые два года, если не больше, Конституционному суду придется работать в поте лица – обращений будет много».

В первоначальном варианте закона возрастной ценз для кандидатов в судьи Конституционного суда определялся в 35 лет. Уровень профессионализма должен был быть подкреплен многолетним стажем работы, учеными степенями и научными публикациями.

Впоследствии требования к судьям Конституционного суда менялись, говорит бывший член Верховного суда Юрий Кокоев:

«Сейчас требования следующие: безупречная репутация, высшее юридическое образование и пятилетний стаж работы по специальности. С моей точки зрения, для судьи Конституционного суда пятилетний стаж – это очень мало. Минимальный возраст для судьи конституционного суда был 25 лет, но недавно его подняли до 30 лет.

– Такое впечатление, что закон подгоняли под какую-то конкретную кандидатуру?

– Да, я тоже так предполагал».

В России к члену Конституционного суда предъявляются самые высокие требования как к специалисту, который участвует в принятии важных решений, способных серьезно повлиять на судьбу страны. Возрастной ценз для кандидатов – не менее 40 лет. Минимальный стаж работы по специальности – 15 лет.

Что же касается квалификации в области права, то она удостоверяется либо дипломами кандидата или доктора юридических наук, либо почетными званиями, присвоение которых требует наличия солидного профессионального стажа. По мнению Юрия Кокоева, требования, предъявляемые к судьям российского Конституционного суда, – это повод задуматься для южных осетин и, возможно, пересмотреть существующие критерии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG