Accessibility links

Серж Саргсян уклоняется от ответов о своем политическом будущем


Серж Саргсян отвечает на вопросы представителей армянских телеканалов, 2 декабря 2015 г․

Серж Саргсян отвечает на вопросы представителей армянских телеканалов, 2 декабря 2015 г․

Президент Армении Серж Саргсян так и не уточняет, чем займется после сложения с себя полномочий президента в 2018 году, займет ли пост премьер-министра, председателя Национального собрания или президента.

Накануне в объемном интервью армянским телеканалам, отвечая на вопрос о том, чем он займется, если после конституционного референдума страна перейдет к парламентской модели правления, Серж Саргсян ответил: «Прежде всего, должен сказать, что я не разделяю вашей поспешности, и мне могут три года спустя сказать – бывший президент».

На замечание журналиста, «а после истечения трех лет», Саргсян ответил так: «Это уже другое дело. А об этом, я думаю, мы поговорим после парламентских выборов 2017 года. Пока очень рано говорить об этом, я не думаю, что эта важная тема сопоставима с темой моего политического будущего».

Отвечая на аналогичный вопрос другого журналиста по поводу его политического будущего, Серж Саргсян вновь дал неопределенный ответ, заявив, что вопрос не представляет из себя интереса и к нему он обратится после следующих парламентских выборов. «Почему я говорю - после 2017 года, потому что всерьез говорить о том, чтобы стать премьером, или о формировании правительства можно тогда, когда ты имеешь большинство в парламенте. А если у тебя нет большинства в парламенте, Конституция изменена, не изменена, как ты должен работать премьер-министром, как должен стать премьер-министром? Такой возможности нет», - сказал президент.

На вопрос о том, отказывается ли он от своих слов о том, что не собирается становиться премьер-министром, президентом и председателем НС, Саргсян ответил: «Нет. Я от своих слов, не скажу, что никогда не отказывался, но в основном, будь то в быту или политике, не отказывался. Я просто не хочу это хорошее дело, принципиальное дело смешивать с другим делом. В этом вся моя цель. Я ни от чего не отказываюсь».

Заметим, что Серж Саргсян вносит ясность в один конкретный вопрос: до истечения его полномочий он продолжит занимать должность президента страны. «Не собираюсь работать меньше хоть на полдня. Я буду работать до 2018 года, вплоть до того дня, когда должен буду передать власть другому, будь то премьер-министр, президент или кто-то другой», - сказал Саргсян.

Обращаясь к звучащим из оппозиционного лагеря утверждениям о том, что если даже он не займет пост премьер-министра, но, будучи председателем правящей партии и имея контроль над большинством в Национальном собрании, сможет спокойно контролировать также правительство и, фактически, не имея должности, из офиса партии руководить страной, Серж Саргсян сказал: «Если завтра я заявлю, что не буду и лидером партии, я уверен, что протестующие будут говорить о том, что если Серж Саргсян останется председателем Шахматной федерации, то власть в стране будет принадлежать ему. Но знаете ли, все имеет границы».

Касаясь одного из основных опасений критиков конституционных реформ – положения о формировании стабильного большинства, Серж Саргсян отметил: «Во-первых, должен сказать, что большая часть спекуляций связана именно с этой статьей Конституции. Но я искренне говорю, пока какого-либо четкого подхода в отношении Избирательного кодекса нет. Но стабильное большинство не означает обязательное проведение второго тура. Проведение второго тура – это одна из возможностей. Как образно выразился один из членов комиссии, это запасной вариант. И почему избегают стабильного большинства? А что и как нам сделать, чтобы в стране была стабильность?»

Говоря о необходимости конституционных изменений, президент подчеркнул, что видит опасность в некоторых положениях действующей Конституции и считает своим долгом заявить об этой опасности. Президент привел следующий пример: предложил на минуту представить, что на парламентских выборах 2012 года победила партия «Наследие», которая сформировала свое правительство, назначила своего премьер-министра.

«Теперь предположим, эта политическая сила – та же партия «Наследие». Что говорит партия «Наследие»? Она говорит: незамедлительно нужно признать независимость Нагорного Карабаха. Правительство примет решение, направит проект закона в Национальное собрание, Национальное собрание признает независимость Нагорно-Карабахской Республики, и, согласно нашей Конституции, этот закон поступит к президентскую администрацию. И я обязан в течение 5-дневного срока его ратифицировать. Но что означает признать независимость Нагорно-Карабахской Республики? Это означает объявить войну Азербайджану, потому что если ты официально признаешь независимость Нагорно-Карабахской Республики, отныне какие переговоры? А альтернативой переговорам является война», - пояснил Серж Саргсян.

Для того, чтобы более образно представить сказанное, президент привел другой пример, вновь с партией «Наследие». На этот раз он упомянул законопроект депутата от «Наследия» Заруи Постанджян, представленный в Национальном собрании в мае этого года, по которому Армения требует от Турции территории Западной Армении.

«Что это означает? Это означает еще одну войну объявить Турции. Произойдет то же самое. И я ничего сделать не могу. То есть, что получается: ограничим возможности обороны, сократим средства, объявим войну Азербайджану, Турции. И ответственность в этом случае лежит на ком? То есть, Раффи Ованнисян объявит войну Азербайджану, а безопасность будет обеспечивать Серж Саргсян? Это логично? Нелогично, понимаете?» - сказал Серж Саргсян.

Он также коснулся оценок первого и второго президентов Армении – Левона Тер-Петросяна и Роберта Кочаряна, подвергших резкой критике инициированные им конституционные изменения, назвав эти оценки «голословными обвинениями». Напомним, первый президент заявил, что этим процессом Серж Саргсян хочет преодолеть предусмотренный действующей Конституцией запрет на продление срока пребывания в должности президента, а второй президент заявил, что делается попытка сконцентрировать власть в руках одной партии.

«Я не комментатор точек зрения бывших президентов и не оставляю за собой такое право, но очень естественно, что я знаком с их позицией и мотивами. Я понимаю, но не принимаю ее. Для меня неприемлемы голословные обвинения. Со всем уважением к противоположным точкам зрения я не могу просто принять обвинение», - возразил Серж Саргсян.

В продлившемся примерно два часа интервью президент помимо конституционных изменений также затронул тему раскрытой и обезвреженной Службой национальной безопасности 25 ноября вооруженной преступной группы, раскритиковав всех тех, кто с сомнением относится к осуществленной правоохранителями операции.

«Представляете, что произойдет, если в городе с миллионным населением будут использованы 40 гранат, 11 автоматов и взрывчатые вещества? Просто эти мерзкие слухи распространяют те люди, которые жалеют, что эта группа была обезврежена, так как они были бы счастливы, если бы группа начала действовать, и в нашей стране было бы осуществлено новое «27 октября» или были осуществлены более легкие или тяжкие преступления, и они были бы этому рады», - сказал Серж Саргсян.

Радио Азатутюн

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG