Accessibility links

Двое украинцев в чеченском суде


Именно в конкретных обстоятельствах того, где, когда и как были убиты или ранены российские военнослужащие 21 год назад, и находится ответ на вопрос: «Виновны или невиновны Николай Карпюк и Станислав Клых, сидящие в клетке для подсудимых?»

Именно в конкретных обстоятельствах того, где, когда и как были убиты или ранены российские военнослужащие 21 год назад, и находится ответ на вопрос: «Виновны или невиновны Николай Карпюк и Станислав Клых, сидящие в клетке для подсудимых?»

Из Чечни – только хорошие новости!

В Верховном суде Чечни 1, 2 и 3 декабря продолжилось слушание дела двоих украинцев – Николая Карпюка и Станислава Клыха.

Запланированный на 1 декабря допрос двоих потерпевших из Башкирии не состоялся. Потерпевшая, мать убитого Максима Филипчева, не смогла явиться на видеоконференцсвязь по состоянию здоровья. Она письменно попросила продолжить процесс без нее, огласив ее прежние показания. Второй потерпевший явился на конференцсвязь в нетрезвом состоянии. Судья Верховного суда Чеченской Республики попросил своего башкирского коллегу взять у потерпевшего расписку, что он обязуется явиться 10 декабря в суд трезвым.

2 декабря с помощью видеосвязи суд продолжил допрашивать родителей убитых в Чечне солдат. Связь была налажена с Волгоградом. Наталья Актаева, мать Александра Актаева, погибшего в ночь с 31 декабря 1994 года на 1 января 1995-го, рассказала, что ее сын был убит при штурме Грозного на железнодорожном вокзале. Она заявила, что собирается «подавать гражданский иск о компенсации материального и морального ущерба» до окончания судебного следствия.

Была организована конференцсвязь с Челябинской областью. Первым допросили Сафаргали Низамова. Он рассказал суду, что 25 мая 1994 года проводил своего сына Джамиля в армию, а в конце декабря сын попал в Чечню. «Когда он находился в Чечне, я не получал от него вестей», – рассказал Низамов. О смерти сына он узнал по извещению на имя его жены, где была указана дата гибели – 1 января 1995 года.

Тело сына со множественными пулевыми ранениями он получил 27 февраля. Защита спросила, известно ли ему об обстоятельствах гибели сына. «Я разговаривал с сослуживцем сына. Он говорил, что сын возил на БМП снаряды куда-то и, когда они ехали, их подбили», – ответил Низамов.

Далее связь была установлена со Снежинским городским судом для допроса потерпевшей Тамары Сусловой. Ее сын был призван в январе 1993 года и убит в Чечне 31 декабря 1994 года. «Как вы считаете, в гибели вашего сына виноват тот, кто стрелял в него, или тот, кто направил его туда?» – спросил гособвинитель Суслову. «Мое мнение как матери, что надо мирно жить, а не воевать. Тогда и дети не будут гибнуть», – ответила она.

3 декабря суд продолжил допрос потерпевших. Были допрошены три командира воинских частей, которые штурмовали Грозный 31 декабря 1994 года. Согласно их рассказу, они наступали по улицам Богдана Хмельницкого, Маяковского и Первомайской, потом одна группа пошла в сторону железнодорожного вокзала, а вторая – к площади Орджоникидзе. По пути к президентскому дворцу, по словам свидетелей, начался обстрел второй группы и завязался бой.

Адвокат Докка Ицлаев отметил, что «из показаний свидетеля Александра Малафеева, на которого в основном и ссылается обвинение, следует, что подсудимые якобы участвовали в боевых действиях на территории площади Минутка и вступили в бой вечером 31 декабря 1994 года у железнодорожного вокзала. Однако сегодня два офицера заявили, что были ранены в другом месте, вблизи площади Орджоникидзе, и произошло это в 12 часов дня». А, значит, «люди, которые находятся на скамье подсудимых, никак не могли быть причастны к этому».

По мнению адвоката, судья грубо нарушал права защиты, отведя те вопросы, которые задавались потерпевшим для установления, где, когда и при каких обстоятельствах они были ранены или погибли их родственники. Ицлаев отметил, что, «по версии государственного обвинения, Карпюк пытал солдат в одном из домов по улице Первомайская в Грозном, участвовал в боевых действиях и, соответственно, в убийствах солдат на железнодорожном вокзале и на площади Минутка. Судья отвел вопросы, касавшиеся установления, под чьим контролем находилась территория, где якобы Карпюк в одном из домов пытал солдат».

Кроме того, 3 декабря прошел допрос матери солдата Дмитрия Бакулева, который получил ранение 31 декабря 1994 года, попал в плен, чеченцами был передан солдатским матерям, а впоследствии умер от рака легких. По словам Ицлаева, «прокуроры пытались получить от потерпевшей показания, что среди чеченцев ее сын видел украинцев, но Бакулева эту информацию не подтвердила. Хотя в протоколе ее допроса, который записал на предварительном следствии следователь из Чечни, она имелась».

Так-то. Одни свидетели говорят в суде не то, что значится в их показаниях, изложенных в обвинительном заключении. Другие, рассказывая о «новогоднем штурме» Грозного 21 год назад, говорят нечто, несовместимое с обвинением. А третьи… Мать Филипчева, которую не смогли допросить, родители Низамова и Суслова, которых допрашивают по видеосвязи, – они ведь ничего не знают о тех событиях. Кроме того, что их дети погибли в Грозном 1 января 1995 года.

А ведь именно в деталях, именно в конкретных обстоятельствах того, где, когда и как были убиты или ранены российские военнослужащие тогда, 21 год назад, и находится ответ на вопрос: «Виновны или невиновны Николай Карпюк и Станислав Клых, сидящие в клетке для подсудимых?» Если, конечно, есть желание найти этот ответ.

Продолжение процесса назначено на 9 декабря.

Из Чечни – только хорошие новости!

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG