Accessibility links

Алиби Дмитрия Калоева


По результатам грузинской экспертизы, Маргиев жил еще двое суток после ареста Калоева. Это алиби, но только не в Южной Осетии. Калоев до сих пор находится в заключении, всему виной сложности перевода экспертизы с грузинского на русский

По результатам грузинской экспертизы, Маргиев жил еще двое суток после ареста Калоева. Это алиби, но только не в Южной Осетии. Калоев до сих пор находится в заключении, всему виной сложности перевода экспертизы с грузинского на русский

Мы продолжаем следить за громким делом Дмитрия Калоева, который 18 июня был похищен югоосетинскими силовиками на территории России и насильственно вывезен в Цхинвал. Сначала Калоева обвиняли в убийстве своего родственника Алана Маргиева. Впоследствии – в неоказании помощи, повлекшем за собой смерть. Сегодня стали известны новые подробности дела, которые, по мнению защиты, доказывают невиновность Калоева.

Напомним, тело Алана Маргиева было обнаружено на территории Грузии в реке Лиахве у селения Никози 23 июня, спустя пять дней после ареста Дмитрия Калоева. Мать Дмитрия Калоева – Фатима Маргиева говорит, что в ее распоряжении имеется заключение грузинского Национального бюро судебной экспертизы. Согласно этому документу, тело Алана Маргиева пролежало в воде приблизительно 72 часа:

«Это значит, тело могло упасть в воду 20 июня, в крайнем случае – 19-го вечером. Пропал Маргиев 11 июня. Мой сын уехал из республики 12 июня вечером. До 18 июня он находился во Владикавказе (это легко проверить по данным учета на российском пограничном посту Нижний Зарамаг). 18 июня он был похищен югоосетинскими оперативниками на территории Владикавказа, вывезен в Южную Осетию, где ему предъявили обвинение в убийстве. На тот момент у следователей не было никакой информации о том, жив Маргиев или мертв, но, несмотря на это, Дмитрия обвинили в убийстве и посадили на два месяца».

Казалось бы, это алиби. По результатам грузинской экспертизы, Алан Маргиев жил еще двое суток после ареста Дмитрия Калоева. Это алиби, но только не в Южной Осетии. Дмитрий Калоев до сих пор находится в заключении, всему виной сложности перевода экспертизы с грузинского языка на русский.

Чтобы понять всю абсурдность обвинения и вопиющий произвол следствия, нужно восстановить хронологию событий. 24 июня тело Алана Маргиева передают осетинской стороне. Его вроде бы исследовал судмедэксперт Вячеслав Мамиев. Вроде бы потому, что, по словам защитников Калоева, заключение югоосетинского эксперта, если и было, то куда-то исчезло. 26 июня Маргиева похоронили. Спустя почти месяц, 17 июля, Генпрокуратура Южной Осетии запросила через МПРИ результаты грузинской экспертизы. Они пришли в октябре.

По словам защитника Дмитрия Калоева Нара Габараева, который на днях получил на руки материалы дела, 27 октября прокуратура поручила Вячеславу Мамиеву провести повторную экспертизу на основании грузинского заключения:

«В материалах есть поручение прокуратуры, где указано, что эксперту предоставлен перевод грузинского заключения. В грузинском заключении указано, что прижизненных ушибов и прочих повреждений на теле Маргиева нет. Но Мамиев пишет, что на теле были прижизненные кровоподтеки. В грузинском заключении указано, что смерть наступила за 72 часа до вскрытия, но Мамиев пишет – за 12-14 суток. Откуда он это взял? Непонятно.

– Что можно было исследовать 27 октября, если тело Алана Маргиева уже давно похоронили?

– Ничего. В том-то все и дело: у него на руках ничего не было. Он мог лишь исследовать грузинскую экспертизу... И пришел к какому-то выводу».

Получается, что эксперт изменил время смерти с 72 часов до 12-14 суток от момента вскрытия и выхолостил из заключения все детали, которые свидетельствовали о невиновности Калоева. Из заключения югоосетинского эксперта исчезло, что у Маргиева было прооперировано сердце, что он перенес несколько инфарктов, что в его желудке был обнаружен почти литр вина, а в крови содержалось 1,2 промилле алкоголя. Кстати, никаких следов наркотиков в крови погибшего не было обнаружено. Это еще одно разоблачение вымысла следствия, что якобы Калоев и Маргиев вместе употребляли наркотики, после чего Маргиеву стало плохо, а Калоев не оказал ему помощь, из-за чего несчастный скончался.

Месяц спустя, 19 ноября, суд по ходатайству обвинения в третий раз продлил Дмитрию Калоеву срок содержания под стражей еще на два месяца, якобы потому, что результаты грузинской экспертизы еще не переведены на русский язык. Опять ложь. И произвол – в третий раз о продлении срока должна была ходатайствовать уже Генеральная, а не городская прокуратура, но, видимо, нарушения следствия были настолько очевидны, что Генпрокуратура предпочла держаться подальше от этого дела.

Результаты Национального бюро судебной экспертизы Грузии перевели уже во второй раз вроде бы преподаватели из Ленингора (как будто в Цхинвале уже никто не помнит грузинский). И снова защита Калоева обнаружила несоответствие с оригиналом – на этот раз из заключения исчезло время смерти.

По мнению Фатимы Маргиевой, следствие решительно не желает обращать внимание на обстоятельства, которые могли бы пролить свет на историю гибели Маргиева. Многие из его знакомых говорили, что Алан был болен гепатитом С и незадолго до исчезновения говорил, что намерен воспользоваться грузинской программой бесплатного лечения для жителей Южной Осетии и Абхазии. Говорят, он пытался занять деньги на поездку в Тбилиси.

По словам Фатимы Маргиевой, следствие будет всеми средствами цепляться за обвинение против ее сына, чтобы хоть как-то оправдать похищение российского гражданина Дмитрия Калоева на территории России. Но этим, подчеркивает Маргиева, оно втягивает в произвол и беззаконие все большее количество людей, инстанций, не оставляя камня на камне от югоосетинской правоохранительной системы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG