Accessibility links

«Угроза есть, но паниковать не надо»


Для многих молодых кавказцев терроризм – не виртуальное явление, а суровая действительность, о котором многие из них знают не из новостей

Для многих молодых кавказцев терроризм – не виртуальное явление, а суровая действительность, о котором многие из них знают не из новостей

В Северной Осетии завершил работу двухдневный форум под названием «Молодежь СКФО против терроризма и экстремизма, за толерантность и духовно-нравственное развитие общества». Мероприятие организовано общественным движением «Высший совет осетин» совместно с Северокавказским федеральным университетом. Молодые люди из Грозного, Нальчика, Ставрополья и других городов два дня дискутировали о том, как противостоять радикалам и экстремистам.

Студенты владикавказских вузов и их сверстники из соседних республик заполнили фойе концертного зала Горского аграрного университета еще до начала форума. Ради важного мероприятия их освободили от занятий. Для многих из них терроризм – не виртуальное явление, а суровая действительность, о котором многие из них знают не из новостей.

Студент из Нальчика Тимур Казанов рассказывает, что многие его сверстники, попав в сети псевдорелигиозных сект, берут в руки оружие и «становятся террористами»:

«Могу многое рассказать насчет этой темы – насчет терроризма, насчет вербовки. Я знаю случаи, когда только закончившие школу ребята уехали в Сирию, ничего не сказав родителям. Это религиозные какие-то взгляды радикальные, насаждаемые исламистами, из-за этих несостыковок начинаются конфликты. Четко надо разделять религию и террористов, потому что террористы – это те люди, которые не соблюдают религию ислама. В Коране не написано, чтобы велись какие-то войны».

Студент Себастьян Бедоев также «владеет темой». Вдумчиво подбирая слова, он вступает в беседу:

«Террористы играют на низменных чувствах людей, и слабые характером люди подпадают под их влияние, они внушаемы. Мне кажется, люди вступают не только в экстремистские группы, но в и другие незаконные (организации), потому что не видят будущего. Они туда идут, чтобы что-то изменить, однако когда они уже там, бессильны выйти оттуда. Мне кажется, что у терроризма нет религии. Террористы используют в своих целях чувство недовольства не только молодежи, но людей в общем».

Председатель международного движения «Высший совет осетин», президент Горского аграрного университета Борис Басаев пояснил, для чего созван региональный форум по профилактике экстремизма:

«Будущее государства, будущее народа зависит от духовно-нравственного развития общества. Мы должны формировать у молодежи духовность, нравственность, патриотизм, дружбу. Дружбе нет альтернативы, поэтому мы озабочены, чтобы не экстремизм побеждал в умах молодежи, а побеждали нравственные общечеловеческие ценности. И наша цель – донести до нынешней молодежи те вопросы, которые очень актуальны сегодня: это борьба против экстремизма, терроризма».

Первый вице-спикер парламента Северной Осетии Станислав Кесаев убежден: «Ошибочно считать, что актуальность профилактики экстремизма и терроризма в молодежной среде касается Северной Осетии в меньшей степени, нежели наших соседей». Говорит Станислав Кесаев:

«К сожалению, кто-то избрал обозначением объекта экстремизма и терроризма Северный Кавказ. Дальше все идет по очень простому пути: проблема России от северокавказцев, проблема России от мусульман и вообще от нерусских. И здесь мы должны четко понимать, что Северная Осетия не просто неразрывная часть России, но в первую очередь – северокавказского сообщества. К сожалению, есть такие понятия, как шовинизм и национализм. Да, мы россияне, само собой. Но мы северокавказцы, и мы должны в своей повседневной жизни в идеологической работе совершенно четко делать акцент на единой российской идентичности при признании своего этнического или национального. А экстремизм и терроризм – одно порождает другое. Экстремизм – это радикальная форма существующих проблем. Почему? Если общество полно проблем, то наиболее радикальными способами мышления обладает молодежь. И молодежь Северного Кавказа не должна быть рассадником экстремистских идей, а авангардом уважительного и патриотического отношения к своему отечеству. Давным-давно Кайсын Кулиев сказал: «Не русский я, но россиянин!»

– К сожалению, в Сирии оказались и выходцы из Северной Осетии. Стабилизировалась ли ситуация и как можно оценить обстановку в нашей республике? Существуют ли риски?

– Риски, конечно, есть. Ведь мы совсем недавно поняли, что до Сирии от нас всего 800 км напрямую. Что до Сочи 800 км, что до Крыма 800 км, и наша молодежь благодаря открытым границам совершенно спокойно уезжает в Турцию, потом по каким-то причинам – кто по романтическим соображением, кто по идейным, кто по финансовым – попадает с Сирию, к этой проклятой вещи, которая называется ИГИЛ. Риски есть. Очень часто нашему духовенству ставят упрек: «Почему ваши люди уезжают учиться, например, в арабские страны?» Но, во-первых, у гражданина России есть право передвижения и идейного самоутверждения. Другое дело, что мы должны выявлять опасные тенденции. Все это должно быть под контролем, не в виде каких-то разовых мероприятий, а система должны быть... Мы должны держать руку на пульсе. А угроза есть, но паниковать не надо», – убежден первый вице-спикер парламента Северной Осетии Станислав Кесаев.

На стороне террористической группировки «Исламское государство» в Сирии, по различным данным, воюет несколько тысяч россиян.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG